Содержание

Геноцид в Камбодже и режим Пол Пота и Красных кхмеров

Пномпень (Phnom Penh), как и вся Камбоджа, до сих пор хранит память о геноциде, режиме Красных кхмеров, о жутких временах в истории страны, когда люди буквально за считанные годы стали нелюдями. Это позорное явление – страшное и невыносимое – кто-то хочет забыть, как страшный сон, а кто-то сохраняет память, чтобы предупредить потомков о том, как тонка грань между добрыми намерениями и геноцидом. В этот раз мы расскажем о трагической истории Камбоджи – о полях смерти, о музее геноцида Туол Сленг, о книгах очевидцев и о мнении знаменитостей. И, конечно, о своем взгляде на эту непростую проблему.

Содержание статьи

Режим Пол Пота и Красных кхмеров в Камбодже

Камбоджа довольно долго была закрыта для туристов. По очень простой причине: правительство страны – режим Пол Пота – решило построить здесь рай на земле, а чтобы жители не смели сбежать, границы стали непреодолимой стеной. Всем пришлось остаться для получения смертельно дозы счастья. А кто не хотел, выход тоже был предоставлен – вон из тела! Способов же были тысячи, фантазия у Красных кхмеров Камбоджи работала на все сто. Пуль для своих граждан им было жалко, поэтому они убивали их долго и мучительно. И не обязательно наверняка.

И совершенно не все вспоминают о печальной участи жителей этой страны, которые пережили одно из самых страшных бедствий, какое может случиться с людьми. Говорят, что за 4 года правления Красных Кхмеров (1975-1978) под предводительством Пол Пота было убито около 3 миллионов человек. Это чуть ли не половина тогдашнего населения страны. Как же так вышло?

Пол Пот, руководитель Кампучии (так тогда называлась Камбоджа), вообще считал, что ему нужен всего один миллион сельских жителей, а всех остальных требуется уничтожить. И убиты они были по разным причинам. Не принадлежали к чистой кхмерской расе. А если принадлежали, то были слишком умны. Не дай бог носили очки, умные очкарики не были нужны в стране аграрного коммунизма.

Пол Пот полагал, что цивилизация сгубила человека, что необходимо уничтожить все следы достижений человечества и построить рай в Кампучии. Он закрыл все школы, сжег книги, разорил храмы и уничтожил больницы. Он согнал всех горожан и деревенских жителей в поля, велел всем выращивать рис, выдал людям по рабочей робе и поселил мужчин и женщин отдельно. А рожать детей приходилось по команде: Красные Кхмеры решали, кто с кем должен провести ночь, и когда женщине рожать. Рожденных детей, правда, отнимали, чтобы воспитывать из них идеальных товарищей, людей без корней и прошлого, и учили их ненавидеть своих родителей.

Очень мнительным был этот человек. Настолько, что не хотел, чтобы люди его знали, и потому подписывался псевдонимами (Пол Пот – тоже его «имя», сокращение от французского «перспективный политик»): Товарищ №87 или Брат №1.

Не согласных с режимом Пол Пот отправлял в тюрьмы. Все школы, все храмы и все государственные учреждения превратились в пыточные камеры, где люди терпели издевательства и мучения. Для чего? Чтобы они сознались в том, что хотели смерти кому-то из руководства, являлись агентами ЦРУ или КГБ, и что сделали много неприятных вещей. А затем из этих камер людей вывозили за город, и убивали под громкую музыку революционных песен. Чтобы крики не были слышны, пока жадные до пуль Красные кхмеры истязают до смерти людей, не жалея, разумеется, ни женщин, ни детей.

Что может быть в голове у человека, который решил принести счастье, убивая и мучая население? Но больше удивляет другое: почему ООН и правительства других стран, прекрасно знающие, что творится в закрытой Камбодже, не кинулись на помощь? Быть может, потому, что это развязанная Америкой во Вьетнаме война стала причиной прихода к власти Пол Пота?

Джунгли Камбоджи использовались вьетнамцами для своих целей, а американцы сбрасывали бомбы без разбора (от бомб пострадал даже мирный Лаос). Генерал Лон Нол, добившийся свержения короля Сианука, был американским ставленником. Ведь Камбоджа только получила независимость от Франции, и пыталась научиться жить в новом мире, однако не все получалось. Гражданская война раздирала страну. И в этом хаосе король обратился к коммунистической партии (будущим Красным Кхмерам) за помощью. Он хотел вернуться на престол и продолжить свою работу по выхождению из кризиса. Пол Пот пошел навстречу королю, освободил народ от Лон Нола, а затем посадил короля под домашний арест. И начал свои нечеловеческие эксперименты.

Музей геноцида Туол Сленг в Пномпене

Сейчас в одной из бывших тюрем S-21 располагается Музей геноцида (Tuol Sleng). S-21 – это бывшая школа. Все здания ее стали камерами для заключенных, а в центре двора похоронены последние 14 человек, которых не успели увезти отсюда, так как в январе 1979 года Вьетнамские войска вошли в город Пномпень и освободили людей из-под гнета Красных Кхмеров. В Музее нет ничего особенного, фото Туол Сленга кажутся скучными, вы лишь увидите бывшие камеры. Но вам просто стоит прийти, зная, что творилось здесь. Тогда могилы в дворе, пыточные в каждом классы, колодцы с перекладинами и электрические провода по периметру будут иметь для вас смысл.

Цена билета: Вход в музей геноцида стоит $2.

Адрес музея геноцида в Камбодже: пересечение 113 и 359 улиц, город Пномпень.

Здание школы, ставшее тюрьмой и местом пытки для тысячи людей. теперь это – Музей геноцида в Пномпене

Под деревьями – могилы последних 14 человек, которых Красные кхмеры не успели убить и которых похоронили в собственных могилах, а не в братской.

Поле смерти Чоенг Эк

Также пусто другое место, связанное с памятью о геноциде в Камбодже. Поле Смерти в местечке Чоенг Эк (Choeung Ek Killing fields). Сейчас там стоит мемориальная ступа, сложенная из 17 уровней  в 1988 году (17000 человек было убито здесь), в которых хранятся найденные здесь черепа и кости бывших заключенных (в том числе и бывших узников Туол Сленг). Кроме ступы, других сооружений здесь нет. Но именно сюда привозили людей, и здесь их убивали, бросая в братские могилы. Здесь же до сих пор растет крепкое высокое дерево Чанкири, о которое разбивали головы детей. Здесь все еще есть есть пруд, в который  сталкивали трупы. Здесь после дождей до сих пор находят кости жертв.

Раньше здесь было китайское кладбище, и люди приносили сюда своих умерших, отпевали, прощались. А затем количество мертвых вдруг увеличилось.

Чоенг Эк – не единственное поле смерти в Камбодже, как легко догадаться. Таких полей были сотни. Вся Камбоджа стала Полем Смерти. И пустые музеи лишь служат напоминание о том, что забыть о такой катастрофе нельзя.

Стоимость входа на Поле смерти – $8. В эту сумму входит аудиогид.

Поле смерти находится в 17 км к югу от Пномпеня. Координаты GPS –11.484394°, 104.901992°. Чтобы добраться, лучше нанять тукера.

Мемориальная ступа в честь 17000 погибших и замученных людей

Бывшие братские могилы

На полях смерти теперь растут цветы. Все в этой Вселенной идет своим чередом. Дай бог и люди забудут о пережитых ужасах, и земля простит, и никто не посмеет повторить преступления Пол Пота и Красных кхмеров

Как можно узнать о геноциде в Камбодже

Среди достопримечательностей Пномпеня есть и весьма грустные, если не сказать трагичные. Именно их стоит посетить, если у вас есть интерес к истории Камбоджи.

  • Музей геноцида Туол Сленг (Tuol Sleng) — это бывшая школа, ставшая тюрьмой и местом пыток для тысячи людей, а ныне превратившаяся в музей геноцида, который развязали Пол Пот и Красные кхмеры во время своего правления.
  • Поле смерти Чоенг Эк (Choeung Ek Killing Fields) — это несчастное место, где камбоджийцы умирали во время режима Пол Пота в Камбодже. Ныне в этом месте стоит мемориальная пагода с заботливо собранными черепами жертв режима.

Книги и фильмы о режиме Красных кхмеров

  • Дебютная кинолента англо-французского режиссера Ролана Жоффе «Поля смерти» (The Killing Fields, 1984), повествующая о предшествующих взятию власти Красными кхмерами событиях и первых днях кровавого режима в Камбодже. Международный корреспондент остается в Пномпене, несмотря на то, что посольство США и других стран спешно эвакуируются. Фильм, как и следует ожидать, основан на реальных событиях. Кроме того, он получил Оскара, «золотой глобус» и несколько других значимых наград. Автор музыки к фильму – Майк Олдфилд.
  • Когда я читала книгу Анджелины Джоли «Мои путевые заметки» (Notes from my travels), я поразилась, как американка близко к сердцу приняла историю Камбоджи и Юго-Восточной Азии в целом. Я думала, что она, актриса, преувеличивает, описывая свои эмоции во время посещения Музея геноцида. Но Анджелина не нуждалась в этом. В камерах на самом деле можно разрыдаться от той боли, которую невозможно не почувствовать и которая полностью наполнила атмосферу в этих зданиях.
  • Книги о Камбодже продаются в стране в огромном множестве — как о блистательном прошлом, так и трагической современности. Я купила одну из таких книг, которую написала Лоунг Унг (Loung Ung), уроженка Пномпеня. Эта женщина родилась в богатой семье и помнила величие камбоджийской столицы. И она пережила все ужасы, которые творились на ее земле, и, к счастью, осталась живой. Она перебралась в Таиланд в лагерь беженцев, а затем уехала в США, где создала семью. И она рассказала свою историю в небольшой книге, которая называется «Сначала они убили моего отца». Я советую всем интересующимся вопросом Камбоджи прочесть эту книгу. Есть у нее и продолжение «Счастливица», где Лоунг рассказывает о своей жизни в Америке и как она вновь встретила свою сестру, которая осталась в Камбодже, когда самой Лоунг удалось уехать.

Книги Луонг Унг не переводились на русский язык, их можно прочесть только на английском:

  • Loung Ung – First they killed my father
  • Loung Ung – Lucky child

Фильм “Сначала они убили моего отца” (First they killed my father) по книге Лоунг Унг в 2016 году начала снимать Анджелина Джоли в Камбодже (в Баттамбанге и Пномпене). Голливудская актриса и камбоджийская писательница вместе написали сценарий, а одним из продюсеров фильма выступает сын Анджелины Мэддокс Джоли-Питт, который родился в Камбодже.

Фильм будет снят в основном на кхмерском языке и детально расскажет о трагедии режима Пол Пота глазами маленькой девочки. По словам режиссера Джоли, этот фильм не только для всего мира, который мало знает о Камбодже, но и для самих камбоджийцев, которым еще предстоит осознать то, что случилось в их стране. А также для ее сына, который должен знать, кто он и откуда он. Это “Любовное послание” Камбодже, так говорит Анджелина Джоли.

В феврале 2017 года в Сием Рипе в присутствии короля состоялась премьера фильма, куда Анджелина Джоли приехала вместе со своими детьми.

Трейлер фильма “Сначала они убил моего отца” Анджелины Джоли

Читайте также

Купить авиабилеты в Пномпень

Если вы хотите побывать в музее геноцида Тоул Сленг и увидеть Поля смерти, то нужно приехать в город столицу Камбоджи. Быстрее всего – прилететь в международный аэропорт Пномпеня, совершив перелет с пересадкой в одном из азиатских мегаполисов. Из Москвы в Пномпень удобнее добираться на самолете через Бангкок.

  • Рекомендуем посмотреть цены на авиабилеты в Пномпень на сайте Aviasales.ru

Забронировать отель в Пномпене

Для поиска отелей мы всегда пользуемся сайтом Booking.com, потому что на нем представлен наиболее широкий их выбор и подробная информация с описаниями и фото номеров, а также можно прочитать настоящие отзывы. Но самое главное, там часто бывают очень хорошие скидки на оплату проживания.

 

Наша рекомендация: Как забронировать отель дешевле

 

В первую очередь, надо найти и сравнить цены отелей со скидками на разных сайтах бронирования. Чтобы не терять время, мы используем удобный поисковик – RoomGuru. Он сразу ищет лучшие предложения в интернете и показывает самые выгодные из них. Остается только выбрать подходящее и поехать отдыхать!

Отели со скидками на RoomGuru

11.5493422104.9176559

Красные кхмеры и геноцид в Камбодже — история зверств Кампучии

«Красные кхмеры» – неофициальное название крайне левого течения в коммунистическом движении аграрного толка в Камбодже, созданного в 1968 году. Их идеология базировалась на маоизме (в самой жёсткой интерпретации), неприятии всего западного и современного. Численность – около 30 тысяч человек. В основном движение пополняли подростки 12-16 лет, лишившиеся родителей и ненавидевшие горожан как «пособников американцев».

17 апреля 1975 года «красные кхмеры» захватили Пномпень, установили диктатуру и объявили о начале «революционного эксперимента» для построения в Камбодже «стопроцентного коммунистического общества». Государство Камбоджа было переименовано в Демократическую Кампучию.

На первом этапе состоялось выселение всех жителей городов в сельскую местность, запрет иностранных языков и книг, ликвидация товарно-денежных отношений, преследование буддистских монахов и полный запрет религий, запрет школ и университетов, физическое уничтожение чиновников и военнослужащих прежнего режима всех уровней.

17 апреля 1975 года из Пномпеня было выселено свыше двух миллионов человек, причём не разрешалось брать с собой ничего. “В соответствии с приказом город были обязаны покинуть все жители. Продукты и вещи брать запрещалось. Тех, кто отказывался подчиниться приказу или медлил, убивали и расстреливали. Этой участи не избежали ни старики, ни инвалиды, ни беременные женщины, ни находившиеся в госпиталях больные. Люди должны были идти пешком, несмотря на дождь или палящее солнце… Во время следования им не давали ни пищи ни лекарств… Только на берегах Меконга, когда пномпеньцев переправляли в отдалённые районы страны, погибло около пятисот тысяч человек”.

По всей стране создавались высшие формы кооперативов, в которых согнанные из городов люди в тяжелейших условиях занимались малоквалифицированным физическим трудом. С примитивными орудиями или вручную люди работали по 12-16 часов в день, а иногда и дольше. Как рассказывали те немногие, кто сумел выжить, во многих районах их дневное пропитание составляло всего одну миску риса на 10 человек. Руководители полпотовского режима создали сеть шпионов и поощряли взаимные доносы, чтобы парализовать волю народа к сопротивлению.

За уголовные преступления (например, за сорванный с дерева коммуны банан) грозила смертная казнь.


Практиковались репрессии по национальным и социальным параметрам (из страны эмигрировали этнические китайцы, вьетнамцы, отдельные чамские народы, бывшие представители господствующих классов и даже имеющие высшее образование; большая часть студентов, педагогов, буддийских монахов).

Уничтожались педагоги, врачи, священники, интеллигенция (при этом интеллигентом считался всякий, кто носил очки, читал книги, знал иностранный язык, носил приличную одежду, в частности европейского покроя), а также подозреваемые в связях с предыдущим правительством, либо иностранными правительствами. Было запрещено писать и читать.

Расправы, чинимые «красными кхмерами, не поддаются описанию: “Население деревни Сресеам было почти полностью уничтожено… солдаты сгоняли детей, связывали их в цепочку, сталкивали в залитые водой воронки и заживо хоронили… Людей подгоняли к краю траншеи, наносили лопатой или мотыгой удар в затылок, и сталкивали вниз. Когда ликвидации подлежало слишком много людей, их собирали в группы по несколько десятков человек, опутывали стальной проволокой, пропускали ток от генератора, установленного на бульдозере, а затем сталкивали потерявших сознание людей в яму и засыпали землёй”. Даже своих же раненых солдат Пол Пот приказывал убивать, чтобы не тратить деньги на лекарства.

По этническому признаку уничтожались вьетнамцы, чамы, по религиозному – христиане, мусульмане и буддийские монахи.

Уничтожались монахи (из 60000 монахов в живых осталось около 3000), статуи будд и буддийские книги, пагоды и храмы были превращены в склады, не осталось ни одной действующей пагоды из 2800 имевшихся в прежней Камбодже.

С 1975 по январь 1979 года были убиты все 60 тысяч христиан, как священники, так и миряне. Церкви были разграблены, большинство взорвано.

Из 20 тыс. мусульман, проживавших в округе Каммпонгсием (провинция Кампонгтям), в живых не осталось ни одного человека. Из 20 тыс. мусульман уезда Кампонгмеас той же провинции в живых осталось лишь четыре человека. Были разрушены и разорены все 108 мечетей, некоторые из них были превращены в свинарники, взорваны или снесены бульдозерами.  

Режим Пол Пота оставил после себя 141 848 инвалидов, более 200 тысяч сирот, многочисленных вдов, которые не нашли свои семьи. Оставшиеся в живых были лишены сил, были неспособны к воспроизводству и находились в состоянии нищеты и полного физического истощения.   


Было разрушено 634 522 здания, из них 5857 школ, а также 796 госпиталей, фельдшерских пунктов и лабораторий, 1968 храмов были разрушены или превращены в складские помещения или тюрьмы. Полпотовцы уничтожили несметное количество сельскохозяйственных инструментов, а также 1 507 416 голов крупного рогатого скота».

Демократическая Кампучия

Демократическая Кампучия – государство, существовавшее в период с 1975 до 1979 года на территории Камбоджи. Название было дано «Красными кхмерами» во время их правления.

Демократическая Кампучия являлась признанным государством – её признали ООН, Албания и КНДР. СССР также де-факто признал правительство «красных кхмеров», поскольку он приглашал Пол Пота в Москву.

Режим красных кхмеров поддерживал внешнюю связь только с Китаем, Северной Кореей, Албанией, Румынией и Францией.

Имена и портреты руководителей страны (Пол Пот – Брат № 1, Нуон Чеа – Брат № 2, Иенг Сари – Брат № 3, Та Мок – Брат № 4, Кхиеу Сампхан – Брат № 5) держались в тайне от населения.

Падение режима «красных кхмеров»  

В апреле 1975 года закончилась Вьетнамская война: северо-вьетнамские войска взяли Сайгон, – Южный Вьетнам пал и страна была объединена. В том же месяце «красные кхмеры» взяли Пномпень, тем самым одержав победу в гражданской войне в Камбодже. Практически сразу же после этого отношения между двумя странами стали быстро ухудшаться.

Исторически Камбоджа и Вьетнам враждовали друг с другом, но более важными были противоречия, возникшие между руководством Вьетнама и «красных кхмеров» в начале 1970-х годов. Поначалу северо-вьетнамская армия принимала активное участие в камбоджийской гражданской войне на стороне «красных кхмеров», однако обнаружившиеся глубокие разногласия между союзниками привели к тому, что в 1972-1973 годах Северный Вьетнам снял свои войска с линии фронта. 

Уже в мае 1975 года на камбоджийско-вьетнамской границе произошли первые вооружённые инциденты. Они (как и все последующие) были спровоцированы камбоджийской стороной.

В 1977 году после некоторого затишья произошёл резкий всплеск боевых действий. «Красные кхмеры» переходили границу и убивали мирных вьетнамских жителей. Крупнейшая трагедия произошла в апреле 1978 года в селении Бачук, провинция Анзянг, всё население которого – 3000 человек – было истреблено. Такие действия не могли остаться безнаказанными, и вьетнамская армия совершила несколько рейдов на территорию Камбоджи.

В декабре 1978 года Вьетнам начал полномасштабное вторжение в Камбоджу с целью свержения режима «красных кхмеров». Страна пришла в такой упадок, что из-за отсутствия телефонной связи «красных кхмерам» приходилось доставлять боевые донесения на велосипедах.

7 января 1979 года был взят Пномпень. Власть была передана Единому фронту национального спасения Кампучии во главе с Хенг Самрином.

Падение произошло настолько стремительно, что Пол Поту пришлось бежать из Пномпеня за два часа до триумфального появления в столице армии Ханоя. Однако сдаваться Пол Пот не собирался. Он укрепился на секретной базе с кучкой своих верных последователей и создал Национальный Фронт Освобождения Кхмерского Народа. «Красные кхмеры» организованно отступили в джунгли на границе с Тайландом. Этот район стал местом их базирования на следующие два десятилетия.

Тем временем Китай – единственная страна, поддерживавшая близкие связи с режимом Пол Пота – с раздражением наблюдал за происходящим. К этому времени Вьетнам во внешней политике окончательно переориентировался на СССР, с которым у Китая продолжали сохраняться крайне напряжённые отношения. Китайское руководство публично заявило о намерении «преподать Вьетнаму урок» в связи с оккупацией Камбоджи, и 17 февраля 1979 года китайская армия вторглась во Вьетнам. Война была ожесточённой и скоротечной, – уже к середине марта боевые действия завершились. Формально Вьетнам одержал победу.

После отражения китайской агрессии армия Вьетнама развернула новое наступление против «красных кхмеров». К середине года она контролировала все основные города Камбоджи.

Поскольку правительственная армия Хенг Самрина была ещё слишком слаба, Вьетнам продолжал держать в Камбодже воинский контингент с постоянной численностью 170-180 тыс. человек.

Укрепление правительственной армии Камбоджи и международные перемены привели к тому, что к концу 1980-х годов Вьетнам начал сворачивать своё участие в войне. В сентябре 1989 года было объявлено о полном выводе вьетнамских войск из Камбоджи, однако там ещё оставались вьетнамские военные советники. Война между камбоджийским правительством и «красными кхмерами» продолжалась ещё около десятилетия.

По имеющимся оценкам, за десять с лишним лет пребывания в Камбодже вьетнамская армия потеряла порядка 25 тыс. военнослужащих убитыми.

Поля смерти

Поля смерти – места в Камбодже, где при правительстве красных кхмеров (в 1975-1979 годах) было убито и захоронено большое число людей – по различным оценкам, от полутора до трёх миллионов человек при общем населении в 7 млн.

Юридический процесс, связанный с политическими преступлениями, начинался с того, что человек получал предупреждение от Ангкара – фактического правительства Камбоджи. Получившие более двух предупреждений посылались на «переобучение», означавшее почти верную смерть. Обычно «переобучаемых» принуждали к признаниям в «дореволюционных образе жизни и преступлениях» (в число которых обычно входила либо предпринимательская деятельность, либо связи с иностранцами), заявляя, что Ангкар их простит и «начнёт с чистого листа». Чистый лист заключался в том, что признавшегося посылали в Туол Сленг для пыток и последующей казни.

К жертвам применялись разнообразные пытки, в том числе вырывание ногтей, принуждение к поглощению экскрементов и мочи, повешение и многие другие. В целях экономии боеприпасов людей зачастую убивали молотками, топорами, лопатами или заострёнными бамбуковыми палками. Казни проводили в основном молодые солдаты родом из сельской местности.

Самое известное поле смерти – Чоенг Эк. Сегодня там расположен буддистский мемориал в память о жертвах террора.

Точное число погибших от рук красных кхмеров является предметом споров – правительство, установленное свергнувшими режим Пол Пота вьетнамцами, заявляло о 3,3 миллионах жертв, тогда как по информации ЦРУ кхмеры казнили от 50 до 100 тысяч человек, а всего погибло до 1,2 миллионов, в основном от голода. Более поздние оценки дают примерно 1,7 миллионов жертв.

Современное состояние «красных кхмеров»

В 1998 году после смерти руководителя Пол Пота движение продолжило существовать. В 2005 году отряды «красных кхмеров» активно действовали в районе провинций Ратанакири и Стынгтраенг.

21 июля 2006 года умер последний командир «красных кхмеров» Та Мок. О новом руководстве движения ничего не известно.

19 сентября 2007 года был арестован 80-летний Нуон Чеа по прозвищу «Брат номер два», ему предъявили обвинения в преступлениях против человечности. В 50-е и 60-е годы Нуон Чеа помогал диктатору Пол Поту прийти к власти и затем стал главным идеологом движения. Спустя несколько недель последовали аресты и других ключевых фигур «красных кхмеров», ранее сдавшихся правительству Камбоджи (в том числе Иенг Сари и Кхиеу Сампхана). В настоящее время все они ожидают суда.

Сейчас остатки отрядов «красных кхмеров» продолжают скрываться в джунглях, промышляя разбоем и контрабандой.

Геноцид армян

Карен Вртанесян, Арам Палян

13. Геноцид в Камбодже


        


Время осуществления: 1975 – 1979 гг.
Жертвы: средний класс Камбоджи, городское население, этнические
и религиозные меньшинства.
Место: Камбоджа
Характер: классово-этнический
Организаторы и исполнители: коммунистическая партия Камбоджи

В апреле 1975 г. после пятилетней гражданской войны отряды красных
кхмеров (военизированные структуры коммунистической партии Камбоджи)
взяли под свой контроль столицу Камбоджи Пномпень и свергли правительство
генерала Лон Нола. Под руководством генерального секретаря партии
Пол Пота (настоящее имя Салот Сар) начали претворять в жизнь утопическую
идею создания общества, состоящего исключительно из трудолюбивых
крестьян; общества, полностью независимого от внешних сил. Это,
впрочем, не мешало красным кхмерам продолжать принимать экономическую
и военную помощь от Китая и Северной Кореи. Идеология кампучийских
коммунистов представляла собой смесь марксизма, маоизма и антиколониализма.

Сразу же после захвата Пномпеня началось принудительное переселение
почти двухмиллионного населения столицы в расположенные в сельской
местности особые лагеря для т. н. “трудового воспитания”. Та же
участь постигла население других городов страны. Новыми властями
был установлен план по сбору риса: 3 тонны с гектара, это притом,
что до красных кхмеров в Камбодже собиралось не более тонны риса
с гектара. Чтобы добиться выполнения явно завышенного плана, людей
заставляли работать по двенадцать часов в день без перерывов, с
жестким нормированием пищи, в ужасающих санитарных условиях. Как
следствие — люди умирали от голода, изнурения и болезней.

Красные кхмеры также вели безжалостную борьбу с “пережитками” прошлого:
закрывались школы, больницы, фабрики. Была отменена денежная система,
все религии были запрещены, вся частная собственность — конфискована.
Началось планомерное уничтожение членов религиозных общин, интеллигенции,
торговцев, бывших чиновников, а также всех, кто высказывал хоть
малейшее несогласие с политикой красных кхмеров.

После того, как в 1977 г. Кампучия вступила в войну с коммунистическим
Вьетнамом, в идеологии красных кхмеров проявился явный расистский
уклон. Началась охота на национальные меньшинства Кампучии, в том
числе и на китайцев и вьетнамцев: многие были изгнаны или уничтожены.
Например, из 425 000 китайцев, проживавших в Камбодже, выжили лишь
около половины. Также в восточных районах страны были уничтожены
сотни тысяч жителей, которых подозревали в сотрудничестве с Вьетнамом.

В 1978 г. подразделения вьетнамской армии вторглись в Камбоджу,
и в январе 1979 г. режим Пол Пота был свергнут. Остатки кхмерских
отрядов отошли в приграничные районы на север страны, где продолжили
партизанскую войну.

В общей сложности за три с половиной года правления красных кхмеров
было уничтожено 25% городского и 15% сельского населения страны:
итого примерно 1,7 млн. человек.

В течение восьмидесятых годов красные кхмеры продолжали вести партизанскую
войну против провьетнамского правительства, пользуясь щедрой финансовой
и военной поддержкой, как Китая, так и США. В 1989 г. вьетнамский
военный контингент покинул Кампучию, а в 1991 г. соперничающие группировки
подписали мирный договор. Часть отрядов красных кхмеров позднее
сдалась властям и получила амнистию. В 1997 г. на базе организации
красных кхмеров была создана Партия Национальной Солидарности. Бывшие
соратники провели показательный суд над Пол Потом и поместили его
под домашний арест. В апреле следующего года Пол Пот скончался,
а вскоре после этого правительственные войска разгромили остатки
отрядов красных кхмеров.

В 1999 г. по обвинению в совершении преступлений против человечности
были арестованы двое лидеров красных кхмеров, но из-за разногласий
с ООН только в октябре 2004 г. в Камбодже был окончательно принят
закон об организации специальных трибуналов по геноциду 1975 – 1979
гг. Однако процессы над обвиняемыми все еще не начались, в основном
по причине противодействия некоторых политических кругов США. Более
того, в последние годы в американских СМИ проводится кампания по
реабилитации имиджа красных кхмеров, издаются книги, отрицающие
или смягчающие преступления полпотовского режима.

Суд ООН в Камбодже вынес пожизненные приговоры за геноцид

Опубликовано:

Специальный суд в Камбодже признал двух лидеров «красных кхмеров» виновными в совершении геноцида в отношении чанов — мусульманского меньшинства Камбоджи — и этнических вьетнамцев. Заседание специального суда, созданного при поддержке ООН, состоялось в пятницу, 16 ноября. RFI попросило прокомментировать событие французского антрополога, сотрудницу Центра научных исследований CNRS Анн-Ивонн Гийу.

Первый вопрос коснулся исторической значимости недавнего процесса, в результате которого двое высокопоставленных деятелей режима Пол Пота, Нуон Чеа (92 года) и Кхиеу Сампхан (87 лет), получили пожизненные сроки. Процесс называют «резонансным» и «эпохальным».

Анн-Ивонн Гийу: «Это не первый судебный процесс в отношении красных кхмеров, первый прошел в 2012 году, а двое обвиняемых, которых судили в этот раз, были уже осуждены в 2014. Просто их дело было разделено на два разных процесса, по разным пунктам обвинения. В тот раз они были осуждены за преступление против человечности, а в этот раз их осудили за геноцид».

Еще один вопрос коснулся самого пункта обвинения — почему подсудимым вменяли только их действия в отношении этнических и религиозных меньшинств, а не всего населения в целом, тогда как по меньшей мере два с половиной миллиона камбоджийцев погибли от рук «красных кхмеров».

Анн-Ивонн Гийу: «Это технический вопрос. Когда ученые говорят о геноциде и употребляют это слово, и когда о геноциде говорит суд в Камбодже, созданный при поддержке ООН, это технически разные вещи. Чтобы государственные деятели были осуждены за геноцид, нужно доказать, что существовала политическая воля и явно выраженное намерение уничтожить группу людей, определяемую по этническому или религиозному признаку. Поэтому было проще доказать преступление в отношении чанов — мусульманского меньшинства Камбоджи — и камбоджийских этнических вьетнамцев, чем в отношении населения в целом. Но при этом следует упомянуть, что подсудимых осудили не только за геноцид в отношении чанов и вьетнамцев. Были и другие пункты обвинения, касавшиеся отношения к монахам и к служащим предшествовавшего режима, а также обвинения в принуждении к браку, изнасилованиях и пытках в определенных лагерях».

Анн-Ивонн Гийу проводит полевые исследования в камбоджийских деревнях и хорошо знакома с настроениями среди сельского населения. По ее мнению, последствия режима Пол Пота не забыты.

Анн-Ивонн Гийу: «Эта тема их затрагивает и одновременно не затрагивает. Мы продолжаем говорить о красных кхмерах и режиме Пол Пота, но для жителей Камбоджи режим закончил свое существование в 1979 году. С тех пор утекло много воды, люди вошли в новую жизнь. Конечно, они не забывают о прошлом. Религиозные институты взяли на себя основную работу по излечению ран от причиненного страдания, по трауру, связанному с этим периодом. Но люди смотрят в будущее, и они стали смотреть в будущее с первого же дня, с самого окончания геноцида. Новое поколение, тридцатилетние, не жили при Пол Поте.

Было бы долго рассказывать о всех деталях переговоров между камбоджийским правительством и ООН относительно тех лиц, которые должны были бы предстать перед этим судом, — это постоянный объект переговоров. Существует желание не подниматься слишком высоко в определении ответственности, правительство всегда это подчеркивало. Однако будут новые процессы, что тоже всегда было предметом споров между международным и камбоджийским персоналом суда. Для всех становится все более и более очевидным, что деятельность суда подходит к концу, особенно после недавнего процесса.

Как в отношении любого режима, проводившего геноцид, в случае Камбоджи было бы трудно не высказать отношение международного или хотя бы западного сообщества (страны юго-восточной Азии интересуются этим вопросом меньше). Это важно для будущих поколений. Этот процесс позволил им лучше понять, что такое режим красных кхмеров, до этого у них не было ни детального, ни глобального представления.

Я работаю с крестьянами, в деревнях, я ни разу не слышала, чтобы камбоджийский крестьянин негативно относился к этому суду. С другой стороны, в своей повседневной жизни это их не слишком интересует, крестьяне не слушают записи заседаний и не читают отчеты суда».

На благо родины Красные кхмеры объяснили геноцид в Камбодже вьетнамской угрозой: Мир: Lenta.ru

Чрезвычайный трибунал по Камбодже (ECCC) начал слушания по «второму делу» лидеров красных кхмеров, обвиняемых в геноциде, преступлениях против человечности, принудительном переселении людей, убийствах и пытках. Ближайший соратник лидера Демократической Кампучии, «брат номер два» Нуон Чеа, во вторник, 22 ноября, изложил суду свое видение истории свободной Камбоджи.

Режим красных кхмеров, установивший 17 апреля 1975 года в камбоджийском королевстве коммунистическую диктатуру аграрного толка, запретивший иностранные языки, религии и валюты, просуществовал почти четыре года, пока в январе 1979 года не был свергнут вьетнамскими войсками. По версии ООН, за годы пребывания у власти Пол Пота в стране от голода, болезней и нищеты погибли и впоследствии были захоронены на «полях смерти» около двух миллионов человек (до четверти населения страны). Десятки тысяч «врагов народа» были замучены в тюрьмах и лагерях.

Сам Пол Пот до трибунала, учрежденного в 2003 году, не дожил. После свержения режима красных кхмеров он почти 20 лет скрывался в джунглях, но в 1997 году был схвачен и вскоре умер от сердечной недостаточности. Отвечать за гибель миллионов камбоджийцев перед трибуналом выпало пяти соратникам диктатора: «брату номер два» Нуон Чеа, бывшему председателю президиума правящей партии (он же «брат номер пять») Кхиеу Сампхану, бывшему главе кампучийского МИДа Иенг Сари, его жене и экс-министру по социальной защите Иенг Тирит, а также главному палачу камбоджийских маоистов, бывшему преподавателю математики Канг Кек Леу.

Канг Кек Леу. Фото (c)AFP

Lenta.ru

Дело Канг Кек Леу (также известное как «первое дело» красных кхмеров) трибунал выделил в отдельное производство. Слушания по преступлениям палача Пол Пота начались в феврале 2009 года и завершились летом 2010 года. 67-летнего Канг Кек Леу приговорили к 35 годам лишения свободы. Вскоре из-за процессуальных нарушений срок его заключения был сокращен до 30 лет, а потом и вовсе до 19 лет. Суд учел, что на момент вынесения приговора Канг Кек Леу провел за решеткой 11 лет.

Канг Кек Леу фактически стал единственным из лидеров красных кхмеров, полностью признавшим свою вину. На это, судя по всему, повлияло то, что за те 20 лет, пока палач Пол Пота скрывался в джунглях, он, ранее убежденный атеист, обратился к христианству. На суде Канг Кек Леу всячески давал понять, что примет любое наказание за совершенные им преступления. А по версии следствия, бывший начальник тюрьмы «Туол Сленг» был лично причастен к гибели свыше 40 тысяч заключенных.

«Второе дело» красных кхмеров, пожалуй, менее однозначно. В отличие от Канг Кек Леу четверо обвиняемых не оставили после себя подробной документации о проведенных пытках и совершенных убийствах. И судят приближенных Пол Пота по сути за то, что они стояли во главе преступного режима.

Здесь стоит отметить, что до ноябрьского суда дотянули лишь трое из четырех обвиняемых — 85-летний Нуон Чеа, 80-летний Кхиеу Сампхан и 86-летний Иенг Сари. Иенг Тирит участия в слушаниях принимать не будет. Ранее медики диагностировали у 79-летней женщины слабоумие и признаки болезни Альцгеймера. Остальные подсудимые заявили, что готовы предстать перед правосудием, однако своей вины не признают.

«Второе дело» красных кхмеров трибунал решил рассматривать в несколько этапов, разделив вменяемые подсудимым преступления по группам — сначала обвинения в принудительном перемещении камбоджийцев из Пномпеня и других городов в сельские районы, а затем отдельно обвинения в геноциде, пытках, преследовании по религиозным мотивам и убийствах.

21 ноября трибунал начал слушания по первому этапу «второго дела». За три дня заседаний перед судом выступили представители обвинения и сами подсудимые. 5 декабря трибунал начнет заслушивать показания свидетелей с обеих сторон процесса.

В своей речи обвинители назвали троих подсудимых «похитителями времени и обыкновенными убийцами целого поколения камбоджийцев». По словам прокурора Эндрю Кейли (Andrew Cayley), обладая всей полнотой власти в стране, лидеры красных кхмеров решали, кому жить, а кому умереть. «Обвиняемые не могут подтвердить того, что не знали о происходивших в стране преступлениях и не могли их предотвратить», — заявил Кейли.

Выслушав версии обвинения, суд предоставил возможность высказаться «брату номер два» Нуон Чеа и двум другим обвиняемым.

Как пишет The Phnom Penh Post, свое выступление Нуон Чеа превратил в своего рода «урок истории», изложив свое видение событий 30-летней давности. По словам «брата номер два», он давно ждал возможности поведать своему «любимому камбоджийскому народу» о том, что в действительности произошло в годы кампучийской диктатуры.

По версии Нуон Чеа, за всеми бедами камбоджийцев стоит Вьетнам, который с 1930 года пытался любыми способами уничтожить народ кхмеров. По его словам, экспансия вьетнамских агрессоров продолжается и по сей день в виде нелегальной иммиграции в Камбоджу. Соседство двух стран бывший лидер красных кхмеров сравнил с питоном, пожирающим оленя.

Именно вьетнамская агрессия и стала причиной всех бед Демократической Кампучии, уверен Нуон Чеа. Камбоджа, по его словам, нуждалась в немедленном освобождении от вьетнамского колониализма. «Мы хотели освободить Камбоджу от участи прислуги для других стран, хотели построить в Камбодже чистое и независимое общество, не прибегая при этом к убийствам и геноциду», — пояснил обвиняемый.

Вторым виновником бед народа кхмеров Нуон Чеа считает США, устроивших в 1969 году бомбардировки Камбоджи и приведших к власти в стране режим Лон Нола. Большинство камбоджийцев новую власть ненавидели, уверен Нуон Чеа. По мнению «брата номер два», именно простой народ, а не лидеры красных кхмеров, стоит за расправой над членами оккупационного правительства Лон Нола.

Вскрытые братские могилы на одном из «полей смерти» в Камбодже. Фото (c)AFP

Lenta.ru

Массовую депортацию людей из Пномпеня и других городов в сельскую местность после свержения проамериканского режима Нуон Чеа объяснил обилием в стране предателей и «врагов народа». Вместе с тем в зале суда продемонстрировали отрывок видеозаписи с интервью Нуон Чеа, записанным для документального фильма «Враги народа» («Enemies of the People»), в котором «брат номер два» признает необходимость убийства «предателей» во имя свободы Камбоджи от захватчиков. «Мы убивали не многих, лишь плохих», — утверждает он в ходе интервью.

Кхиеу Сампхан, который, как сообщалось ранее, якобы начал сотрудничать со следствием, на судебных слушаниях признать свою вину категорически отказался, назвав все обвинения «сказками». Вторя словам Нуон Чеа, он изложил романтическую версию революции красных кхмеров, стремившихся к установлению в Камбодже счастливого коммунистического будущего. По его словам, в годы Демократической Кампучии коммунизм давал надежду миллионам людей. И если бы не агрессия Вьетнама, этим надеждам, по мнению Кхиеу Сампхана, суждено было сбыться.

Третий обвиняемый, прикованный к инвалидной коляске Иенг Сари, в ходе слушаний в очередной раз потребовал освободить его из-под стражи. Защита бывшего главы кампучийского МИДа настаивает на том, что король Камбоджи Нородом Сианук помиловал Сари еще в 1996 году. Обвинение факт помилования признает, но утверждает, что король своей волей освободил бывшего министра лишь от смертной казни, но не от уголовной ответственности.

Несмотря на все красноречие обвиняемых, сообщает Agence France-Presse, слова бывших лидеров красных кхмеров не убедили родственников убитых в 1970-х камбоджийцев. Здесь можно возразить, что из очевидцев зверств красных кхмеров в живых практически никого не осталось, да и на память престарелых фигурантов процесса рассчитывать особенно не приходится. Но говорить о непричастности верхушки революционной Кампучии к гибели миллионов камбоджийцев не менее абсурдно.

Неизвестно, признают ли бывших соратников Пол Пота виновными по всем пунктам обвинения, как неизвестно и то, доживут ли 80-летние старики до конца процесса. В любом случае для Камбоджи суд над лидерами Демократической Кампучии носит сугубо символический характер.

40 лет назад в Кампучии был ликвидирован режим красных кхмеров Пола Пота

7 января 1979 года руководство красных кхмеров эвакуировалось из Пномпеня, куда вошли совершившие интервенцию вьетнамские войска. Режим Пола Пота, виновный в гибели, по разным оценкам, от 1 до 3 млн человек, не продержался в Кампучии и четырех лет. Сам диктатор обвинял в своем свержении «экспансию Советского Союза», который якобы отдавал приказы руководству Вьетнама.

40 лет назад в результате военной интервенции был свергнут один из самых кровожадных политических режимов в мировой истории — режим красных кхмеров во главе с Полом Потом. За 3 года, 8 месяцев и 20 дней пребывания на вершине власти в Кампучии (современная Камбоджа) небольшая группа людей, называвших друг друга «братьями», вместе со своими женами установила жесточайший террор, уничтожив до 3 млн собственного населения. Под предлогом осуществления политики «народного благоденствия» красные кхмеры убивали ни в чем не повинных граждан самыми изощренными способами. В ноябре 2018 года этот людоедский режим официально признали в Камбодже виновным в геноциде. До сих пор остается большой загадкой, как красным кхмерам удалось управлять страной так долго.

Эти люди захватили центральную власть после изнурительной гражданской войны в 1975 году.

Политическое ядро составили сторонники Пола Пота в Коммунистической партии Кампучии (КПК) — решительные радикалы, жаждавшие сражаться с внешним агрессором и «внутренними врагами». В полном соответствии с традициями, заложенными в среде левых, лидер движения использовал псевдоним: Пол Пот является сокращением от французского «politique potentielle» — «политика возможного». Его настоящее имя — Салот Сар, под ним скромный камбоджиец в начале 1950-х учился в Париже, где впервые познакомился с коммунистическими идеями и приобрел связи в политических структурах. Возвращался на родину Сар-Пот преисполненным желания коренным образом изменить общество, которое он считал несправедливо устроенным.

В силовом отношении красные кхмеры опирались на молодых неграмотных крестьян из далекой провинции, многие из которых лишились родных из-за американских бомбардировок. Они стремились отомстить, а потому охотно вступали в полпотовскую Революционную армию Кампучии. Предполагалось, что после гибели «буржуазного» поколения именно этих вооруженных подростков Пот поведет к коммунизму. Не прекращавшаяся зависимость от иностранных держав придавала сподвижникам Пота значительную популярность. Широкая поддержка низших слоев позволила красным кхмерам разогнать правительство Лон Нола, которого коммунистический вождь называл «наймитом американских империалистов», и взять столицу Пномпень.

Другим внешним противником считался Вьетнам: согласно новой идеологии, эта страна занимала «исконно кампучийские земли», а потому подлежала разделу. В своих эмоциональных выступлениях перед народными массами Пот призывал к воссозданию средневековой Кхмерской империи, которая включала территории современных Таиланда, Лаоса, Вьетнама с культурно-политическим центром в Камбодже. В градации вождя вьетнамцы объявлялись «врагом номер один, который должен быть разгромлен любой ценой».

При красных кхмерах во всю мощь работала антивьетнамская пропаганда.

Популярными лозунгами были: «Готовы воевать с Вьетнамом 700 лет!», «Кампучиец, убей 30 вьетнамцев, и мы победим!», «За нами — 800 миллионов китайцев!»

Мао Цзэдун и его преемники активно помогали Поту. В обмен на поставки в Китай риса кампучийцы получали военную технику, оружие и боеприпасы. Аналитики на Западе полагали даже, что кампучийско-вьетнамский конфликт является завуалированной частью противостояния Китая и СССР, отношения которых в данный период были предельно напряженными. Советское руководство, как известно, поддерживало коммунистический Вьетнам, а к красным кхмерам имело предельно негативный настрой.

«Клика Пола Пота — Иенг Сари по указке Пекина проводила наглую политику в отношении соседних государств»,

— подобные формулировки давала советская официальная пресса, где красных кхмеров не стеснялись называть «китайскими марионетками».

Продолжительный срок кампучийцы досаждали вьетнамцам посредством локальных операций. Диверсионные отряды нарушали государственную границу, вторгались на чужую территорию и учиняли жестокие расправы над мирным населением, оставляя всюду посылы о том, что «это наша земля». При появлении частей регулярной армии неприятеля провокаторы спешно возвращались на исходные позиции.

«Физически хорошо сложенный мужчина с изящным и приятным лицом, не красивым, но привлекательным, с отполированными жестами и манерами»,

— так описывала внешность «брата номер один» американская журналистка Элизабет Бэккер, приглашенная в Кампучию для проведения интервью. Ей Пот жаловался на заговор Вьетнама и СССР по уничтожению его страны.

Беспощадному истреблению подверглись вьетнамцы, проживавшие в Кампучии, а также китайцы, тайцы и другие национальные меньшинства — суммарно 15% населения. Заявляя о цели создать единый народ без различий по этническому признаку, красные кхмеры казнили и выдворяли десятки тысяч мирных жителей, не представлявших на самом деле никакой опасности режиму. Под страхом смерти запрещалось облачаться в национальную одежду, соблюдать традиции и обычаи.

Не избежали гонений и так называемые «реакционные» религии, под которыми власть подразумевала буддистское большинство, исламские и христианские общины. Высшие иерархи были умерщвлены с поистине садистской жестокостью. Храмы взрывали, мечети превращали в свинарники, книги сжигали, а всех пытавшихся возражать расстреливали без суда. По самым скромным подсчетам, за годы полпотовского террора численность мусульман и католиков уменьшилась в Кампучии наполовину.

Относительно вольготно чувствовали себя только привилегированные «сословия» — чиновники из администрации красных кхмеров, верные режиму военные, беднейшее крестьянство. Остальные категории населения подлежали жестким чисткам. На особом подозрении у властей находились жители оккупированных американцами территорий, среди которых искали шпионов, и население городов — интеллигенция, старый госаппарат, офицеры армии Лон Нола.

Едва только захватив власть, Пол и его «братья» организовали беспрецедентное переселение жителей Пномпеня и других крупных городов в джунгли.

По задумке, за выращиванием риса и выкорчевыванием деревьев горожане должны были избавиться от своих «буржуазных» замашек и морально очиститься до уровня тружеников-крестьян. По дорогам Кампучии потянулись вереницы преподавателей, коммерсантов и врачей. До 40% людей умерло в этом исходе, многие погибли по прибытии на места от голода, увечий и унижений. Страна осталась практически без работников сферы образования, без частного производства и медицинского обеспечения. Из 3 млн человек в Пномпене сохранили свой статус и права не более 20 тыс.

«Я не видел никаких признаков голодания. Я видел сотни простых кампучийцев. По моим наблюдениям, они питались адекватно», — писал, тем не менее, очевидец событий военкор из США Ричард Дадмэн.

Сам Пот как во время руководства Кампучией, так и в поздний период цинично заявлял, что количество жертв, якобы неизбежных при переустройстве страны, не превышало нескольких тысяч человек.

Безрассудная жестокость в конечном счете восстановила против Пота и его ближайшего окружения даже недавних соратников. По всей стране прокатились бунты, жестоко подавлявшиеся армией. Однако власти красных кхмеров пришел конец, когда «юнцы Пота» впервые столкнулись с действительно серьезной силой — вьетнамскими войсками.

Взбешенный наглым нападением на один из своих приграничных городов, Вьетнам наконец сам пошел в контратаку большими силами. Широкомасштабная наступательная операция с привлечением пехоты, мотострелковых частей и танков началась 25 декабря 1978 года. Почти не встречая сопротивления, интервенты в количестве 14 дивизий уверенно продвигались вглубь Кампучии и уже 1 января 1979-го осадили Пномпень. Солдаты и офицеры Пота разбегались и массово сдавались в плен, а сам главнокомандующий храбрился только на словах, грозя «советской экспансии» неминуемым разгромом.

Расчет вождя не оправдался: Китай и западные державы не заинтересовались ситуацией и проигнорировали хитрую «приманку».

Ранним утром 7 января элита красных кхмеров экстренно эвакуировалась из обстреливаемой столицы. Сотни чиновников бежали на поезде, а Пот с несколькими доверенными людьми улетел на вертолете. Глава МИД Иенг Сари вырвался из окружения под видом босоногого оборванца. Сверженные полпотовцы и остатки верных им воинских подразделений спаслись в джунглях близ границы с Таиландом.

«Удирая, банды Пола Пота — Иенг Сари заставляли население следовать за ними, чтобы служить в качестве прикрытия, — сообщали советские СМИ. — Повсюду, где они проходили, они занимались грабежом, уничтожали урожаи сельскохозяйственных культур и зернохранилища, грабили население».

Особо подчеркивалось, что «указанные преступники, приговоренные на родине к смертной казни», не имеют ничего общего с коммунистическим движением».

Чтобы замаскировать факт переворота путем иностранного вмешательства, при непосредственном участии вьетнамцев был создан Единый фронт национального спасения Кампучии (ЕФНСК), собравший под свои знамена камбоджийских диссидентов и политических эмигрантов.

Его лидер, бывший красный кхмер Хенг Самрин возглавил новое коммунистическое правительство, хотя в реальности организация не сыграла заметной роли в свержении Пота, а потому находилась под влиянием Вьетнама.

Вьетнамская интервенция вызвала неоднозначную реакцию в мире. Так, государства — члены Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в совместном заявлении выразили сожаление в связи с вооруженным вторжением в Кампучию, «подрывавшим ее независимость, суверенитет и территориальную целостность».

Во многом поэтому тотального разгрома красных кхмеров не случилось. Опасаясь гегемонии вьетнамцев в этой стране, за разгромленного, но остававшегося на свободе Пота вступились США и Таиланд. Боевые действия на периферии, то затухавшие, то разгоравшиеся с новой силой, затянулись на десятилетие. Благодаря внешней поддержке полпотовцы сумели перегруппироваться и частично восстановить силы. Однако на возвращение власти во всей стране они, потеряв доверие населения, уже не претендовали, сосредоточившись на партизанской войне.

Камбоджа: Королевство мифов | Статьи

Из страны, где уже почти разучились говорить по-русски (а когда-то говорили многие). Из страны, где на взгляд иностранцев столько непонятного, загадочного, необъяснимого: странная монархия, странная нищета, странная борьба с проституцией, а в 70-е годы был такой странный геноцид — геноцид, за который никто не понес наказания.

— Вот этот проспект, по которому мы сейчас едем, называется Русский бульвар. Он ведет из аэропорта прямо в центр Пномпеня. Называется так потому, что когда-то его нам помогали строить русские. Мы раньше с ними очень дружили.

— А сейчас?

— Сейчас их что-то не видно. Даже как туристы они в Камбоджу, по-моему, не ездят. Я, во всяком случае, за пять лет, что работаю в туризме, не видела ни одного русского, — тут Као Сивон, улыбчивая гид камбоджийского туристического агентства, обрывает разговор, поворачивается к водителю и начинает ему что-то быстро объяснять. Оказалось, мы чуть было не пропустили поворот к отелю.

Као Сивон на вид лет двадцать пять. Времени, когда камбоджийцы «дружили с русскими» (а точнее, советскими), она не помнит. Русский в школе, естественно, не учила. В Пномпене все, у кого есть деньги на учебу, стремятся освоить английский.

Даже французский, язык бывшей метрополии, на котором когда-то говорила вся элита страны, в сегодняшней Камбодже — умирающий язык. Только на справке, которую дает камбоджийское посольство в Москве об оплате консульского сбора за въездную визу, по старинке написано «Royaume du Cambodge» («Королевство Камбоджа»). Консульская служба еще не до конца перестроилась на английский. Но перестраивается: на самой визе — уже все как положено: «Kingdom of Cambodia».

Когда-то, при зловещих «красных кхмерах», разговор о которых еще впереди, страна называлась Кампучией, но потом вернула себе более благозвучное «колониальное» название.

Странная монархия

Русский бульвар — первая улица, которую видит прилетающий в Пномпень иностранец, — поражает обилием самых разнообразных колесных средств: от шикарных джипов последней модели до мопедов (основной вид транспорта), велосипедов и кое-где даже телег, запряженных коровами непривычной для нас породы — белыми, с горбом на шее. На мопедах ездят зачастую целой семьей: папа, мама и двое детей. Остается загадкой, как все они умудряются при этом не упасть и как крохотный мопед под грузом четырех тел сохраняет маневренность, ловко перестраиваясь из ряда в ряд.

На специальных панно вдоль дороги, на стенах домов — парадные портреты короля Нородома Сианука. На фотографиях он пышет здоровьем и энергией. На самом же деле 79-летний монарх тяжело болен: у него рак кишечника и диабет.

«Сианука в стране почитают все. Даже газеты, которые не щадят никого из политиков, о короле пишут с исключительным уважением. Он — символ нации», — говорит Жан-Франсуа, французский бизнесмен, работающий в странах Индокитая уже пятнадцать лет.

Жан-Франсуа прекрасно знает Камбоджу и даже владеет местным языком, кхмерским. Западный специалист со знанием языка для Камбоджи — редкий, почти уникальный случай.

В стране — странная монархия. Она не наследственная. То есть никому сейчас неизвестно, кому после смерти короля перейдет трон. Даже сам Сианук не может назначить себе преемника. Вопрос должен решать специальный Королевский (другой перевод — Тронный) совет. Состоит он из девяти человек. Как минимум четверо будут голосовать так, как скажет премьер-министр Хун Сен. А пятый член Королевского совета — сам глава правительства.

Получается, что у его сторонников — большинство голосов. А значит, кандидатуру будущего короля Камбоджи будет определять один человек — 50-летний Хун Сен. Бывший коммунист, пришедший к власти в 1979 году после введения в страну вьетнамских войск, бывший «красный кхмер» и, что самое парадоксальное, бывший «убежденный идеологический противник» монархии в стране.

Основными претендентами на трон считаются четверо — королева Моника, два сына Сианука — Нородом Ранарит и Нородом Сиамони — и младший брат короля Нородом Сиривут.

«Сианука любят за то, что он, как здесь считают, избавил народ от войны», — говорит Жан-Франсуа. И тут же с ехидной улыбкой добавляет: «Людская память избирательна. Камбоджийцы предпочитают не вспоминать, например, что король (тогда его еще называли принцем) прекрасно находил язык с «красными кхмерами», устроившими здесь геноцид».

Странный геноцид

О геноциде в Камбодже приходится слышать постоянно. Для туристов, прилетевших в Пномпень, обязательная часть программы — посещение «музея геноцида» в центре города в бывшей тюрьме Туол Сленг и «полей смерти» неподалеку от столицы, где устраивали массовые казни. Там в земле и сейчас находят братские могилы с сотнями, тысячами останков.

«Музей геноцида» представляет собой четыре здания. В одном из них с 1975 по январь 1979 года, когда страной правили «красные кхмеры», находились камеры пыток, в трех других жили заключенные — в узких (метр на два) кирпичных клетушках.

На стенах — фотографии замученных здесь людей. «Борцы с империализмом», носившие кепки китайского покроя и цветные, в основном красные шарфы, уничтожали классовых врагов целыми семьями. На посетителей смотрят лица девочек 12-14 лет со следами ужасающих побоев. Никто из этих детей не выжил — их кости по сей день откапывают на «полях смерти».

Вспомнились слова российского журналиста, двадцать лет проработавшего в Индокитае: «Кхмеры могут быть самыми дружелюбными, открытыми людьми. И в то же время — нечеловечески жестокими. Еще французские колонизаторы заметили в них эту особенность. Но, похоже, так и не научились распознавать ту грань, за которой происходит перерождение личности и человек становится зверем».

«Вот это — Пол Пот. Он возглавлял тогда «красных кхмеров». Умер несколько лет назад в джунглях, где провел последние годы, — гид Као Сивон идет вдоль стенда, где размещены фотографии деятелей «полпотовского режима». — А вот Иенг Сари. Он был у Пол Пота «правой рукой». — «А что с ним сейчас?»

Девушка явно не ждала такого «коварного» вопроса, запнулась и после долгой паузы ответила уже совсем другим голосом — тихим и смущенным: «Он жив и здоров, на свободе. Говорят, работает советником в правительстве».

Као Сивон сказала не всю правду. Она, например, умолчала о том, что сын Иенг Сари — губернатор провинции и что весь семейный клан бывшего «полпотовца номер два» прекрасно устроился при новой власти. Как и тысячи других «красных кхмеров» — и главарей, и рядовых палачей.

Почти все они избежали наказания. Живут и радуются жизни. А туристов между тем возят на «поля смерти», показывают кости и черепа. Все, что осталось от неотмщенных жертв…

Странный в Камбодже был геноцид. Геноцид, за который никто не ответил. И теперь уже, похоже, не ответит.

«Не всё здесь было так просто, как представляется нам, иностранцам, — разводит руками Жан-Франсуа. — «Красные кхмеры» — не какие-то пришельцы. Они — часть этого народа. И многие, очень многие шли за ними. Не надо забывать, что тогда была гражданская война. Вначале те, кто поддерживал премьер-министра Лон Нола, союзника американцев, беспощадно расправлялись с партизанами-«красными кхмерами» и их семьями. Потом партизаны вышли из леса, взяли власть и стали мстить — еще более жестоко. Уничтожали и лонноловцев, и «вьетнамскую партию» — тех, кто традиционно ориентировался на Вьетнам. Потом в январе 1979-го в Камбоджу вошли вьетнамские войска, сбросили Пол Пота. И тут уже вьетнамцы с «красными кхмерами» принялись резать друг друга. Так продолжалось еще долго, пока в 1991 году не подписали парижские мирные соглашения. Да и после них, откровенно говоря, полпотовцы утихомирились еще не скоро».

Справка «Известий»

В соответствии с парижскими мирными соглашениями на трон в Камбодже возвращался Сианук (до этого живший в изгнании то в Северной Корее, то в Китае), а «красные кхмеры», сложившие оружие, получали индульгенцию — власти страны обещали не преследовать их за прежние грехи. Но многие полпотовцы разоружаться отказались — бои с ними, то затихая, то вспыхивая вновь, продолжались до конца девяностых годов.

В Камбодже между тем под контролем ООН прошли первые демократические выборы — в 1993 году. Успех праздновали монархисты во главе с сыном короля, принцем Нородомом Ранаритом. Второе место заняла Народная партия Камбоджи (НПК) — бывшие коммунисты под руководством «вьетнамского ставленника» Хун Сена.

Поделили власть весьма оригинальным способом. Ранарит был провозглашен «первым премьер-министром», а Хун Сен — «вторым». Уникальная в мировой практике схема с двумя премьерами оказалась непрочной. В 1997 году экс-коммунисты совершили государственный переворот — Ранарит бежал из страны.

Но уже через год с помощью международных посредников и под давлением АСЕАН, куда Камбоджа как раз собиралась вступить, кризис удалось преодолеть. В стране провели новые выборы. На сей раз НПК уверенно победила. Хун Сен стал премьером, а монархисты согласились на второстепенные роли, войдя в правительственную коалицию в качестве «младшего партнера». Нынешнюю идеологию НПК, официально отказавшейся от марксизма-ленинизма, один российский дипломат определил так: «умеренный национализм, прагматизм, во внешней политике — традиционная ориентация на Вьетнам, а также на тех, кто дает деньги».

Сколько камбоджийцев стали жертвами геноцида? Если верить таблице, вывешенной в музее Туол Сленг, «убиты и исчезли 3 314 768 человек». Но любой исследователь, занимавшийся этим вопросом, скажет вам, что эта цифра явно завышена. «Не могу понять, откуда они взяли эти три с лишним миллиона. Я внимательно изучал демографические данные по всем провинциям. Практически нигде между 1975 и 1979 годами не зафиксировано резкое падение численности населения. Кое-где — даже прирост. Не исключено, что число жертв искусственно завысили люди Хун Сена и стоявшие за ними вьетнамцы», — делится своими сомнениями Жан-Франсуа.

Западные историки и журналисты сходятся во мнении, что жертв на самом деле было около миллиона. И это все равно безумно много для страны, население которой в 1975 году составляло 7,2 миллиона человек.

Сегодня же в Камбодже — настоящая «демографическая революция». Рождаемость — одна из самых высоких в Азии. Численность населения перевалила уже за 12 миллионов.

Странная борьба с проституцией

«Мистер, не хотите девушку? Всего десять долларов. Можете выбрать, у меня здесь много фотографий», — вкрадчиво шепчет молодой парень, подстерегая иностранцев у дверей пномпеньского пресс-клуба, где собираются немногие аккредитованные в Камбодже журналисты. За его спиной — еще как минимум четверо сутенеров.

«А как же борьба с проституцией, о которой правительство столько говорит в последнее время?» — спрашиваю Жана-Франсуа.

«Какая борьба? Вы что, всерьез в это верите? Никогда они от проституции не откажутся. Это — национальный бизнес. И наживаются на нем в первую очередь правительственные чиновники. А все эти объявленные «кампании по искоренению» — миф. Их периодически объявляют — и ровным счетом ничего не меняется».

В отличие, скажем, от соседнего Таиланда, у камбоджийского «национального бизнеса» есть своя специфика — детская проституция. «Это ужасно, — сетует Вольфганг Кеннель, региональный директор туристической компании «Asian trails». — Они толкают на панель десятилетних девочек. И никто не считает это зазорным. Для педофилов Камбоджа — настоящий рай. В основном, кстати, по местным борделям ходят азиаты. Вопреки распространенному мнению, основные клиенты публичных домов не американцы и не австралийцы, а именно они — процентов 95″.

В «злачных заведениях» Пномпеня большинство девушек — вьетнамки. «У них более светлая кожа, чем у местных. Это здесь ценится», — поясняет Жан-Франсуа. Есть и «ночные феи» из азиатских республик бывшего СССР. Не так давно пресса писала о трагедии, случившейся с одной из них — русская девушка из Узбекистана умерла от передозировки наркотиков.

Как следует из статистических справочников, Камбоджа — едва ли не самая бедная страна Азии. Доход на душу населения — примерно триста долларов в год. Ниже, чем в соседних, тоже отнюдь не процветающих странах — Лаосе (350 долларов) и Мьянме (450).

«Не стоит верить статистике, — предупреждает российский дипломат, много лет проработавший в регионе. — Статистика в Юго-Восточной Азии — вещь лукавая. А в Камбодже — в особенности. Так что лучше доверяйте не цифрам, а своим личным впечатлениям. Ведь невооруженным глазом видно: Камбоджа живет богаче и чем Лаос, и чем Мьянма».

Странная нищета

«Властям выгодно представлять страну нищей, — развивает мысль Жан-Франсуа. — Занижая экономические показатели, они могут претендовать на помощь ООН, других международных организаций, богатых стран. А потом эту помощь класть себе в карман».

«Кхмеры в совершенстве овладели технологией того, как выколачивать деньги из иностранцев. Начиная с XIX века они жили за чужой счет, — Жан-Франсуа решил провести небольшой исторический экскурс. — Когда Франция захватила Индокитай, кхмерские короли быстро нашли подход к «колонизаторам». Соседи-вьетнамцы — те воевали, постоянно поднимали восстания. А камбоджийцы как плату за свою лояльность принимали щедрые подношения. Потом, во время американо-вьетнамской войны, Камбоджа «доила» Соединенные Штаты. Затем, когда пришли «красные кхмеры», страна жила за счет «китайских товарищей». Ну а потом настал черед «вьетнамских освободителей». После 1979 года Камбоджу кормили уже они. Ну и, конечно же, вы, русские».

О былой дружбе с СССР в Пномпене напоминает не только Русский бульвар. Есть еще и Русский рынок, где, правда, ни один русский не торгует, а русских покупателей почти нет. Советские специалисты построили десятки заводов, больниц, школ, жилых комплексов. Армия Камбоджи до сих пор вооружена автоматами Калашникова, советскими самолетами и бронетехникой.

Вот только денег у правительства Хун Сена не хватает даже на запчасти. Стоит ли удивляться, что военно-техническое сотрудничество постепенно сошло на нет? Да и объем торговли держится на неприлично низком для бывших друзей уровне — 20-25 миллионов долларов в год.

«Трудно здесь бизнес вести, — говорит россиянин, десять лет живущий в Пномпене. — Многие наши предприниматели пытались закрепиться в Камбодже, но не сумели — только зря деньги потратили. Все самые лакомые куски уже давно зарезервировали за собой китайцы — у них здесь мощная, влиятельная диаспора». «Не наша это страна», — сказал мне как-то один крупный российский бизнесмен, потеряв здесь несколько миллионов долларов. Сказал — и уехал вкладывать деньги в Израиль.

Экономика Камбоджи (если не брать в расчет теневой бизнес) базируется на двух китах — текстильная промышленность и туризм.

Ткацкая индустрия представлена в основном небольшими фабриками, большинство из которых построено в начале девяностых годов. Там шьют ветровки, брюки и футболки для Америки, Японии, Западной Европы. Там их продают за баснословные по местным меркам деньги — двадцать-тридцать долларов за футболку.

Часть продукции фабричное начальство «реализует налево». А что делать? Надо ведь и о себе подумать. На официальную зарплату прокормить семью невозможно.

И тогда одежда с лейблами всемирно известных фирм появляется на пномпеньском Русском рынке. И продаются футболки уже не за двадцать долларов, а за три-четыре.

Хотя далеко не на все товары цены в Пномпене такие низкие. Продукты питания, например, стоят очень дорого — раза в два дороже, чем, скажем, в соседнем Таиланде. Цены, кстати, указываются сразу в американской валюте. Долларизация местной экономики — полная. «Зеленые» принимают везде. Туристам очень удобно. Вот только у нумизматов могут возникнуть трудности: местную валюту — риель — за всю поездку можно не увидеть ни разу. Если только в какой-нибудь лавке вам не дадут на сдачу несколько мелких бумажек по сто-двести риелей.

«Раньше, еще до прихода «красных кхмеров» и коммунистов, Камбоджу называли «Швейцарией Юго-Восточной Азии». За то, что уровень жизни здесь был относительно высоким. Сейчас страну тоже можно сравнить со Швейцарией, но по другой причине — уж больно дорогая», — улыбается Вольфганг Кеннель из туристической компании «Asian trails» (сам, кстати, швейцарец).

«У страны — потрясающие туристические перспективы. Но никак она не может их реализовать, — сетует Вольфганг. — Что мешает? Коррупция, мафия, круговая порука. Самые лучшие контракты — только своим: в основном местным китайцам. Или же тем, кто готов платить огромные взятки — например, малайзийцам. Пробиться на местный рынок безумно трудно».

В прошлом году Камбоджу посетили лишь четыреста тысяч иностранных туристов. Для страны, на территории которой расположен знаменитый Ангкор-Ват, один из самых потрясающих памятников мировой архитектуры, это — смехотворно низкая цифра.

«Почему сюда едут так мало туристов? Причин несколько, — Вольфганг начинает загибать пальцы. — Первая — боятся нестабильности. Здесь же еще совсем недавно война шла. В земле, говорят, двенадцать миллионов мин — по одной на каждого жителя страны. Даже туристам, посещающим отдаленные храмы Ангкор-Вата, гиды советуют: «Не углубляйтесь в лес, внимательно смотрите под ноги». Вторая причина — отсталая инфраструктура, современных отелей мало, строят их медленно, сами ни во что деньги вкладывать не хотят, ждут иностранных инвестиций. Третья причина — высокий уровень преступности. В столице ведь на улицу вечером не выйдешь — ограбить могут прямо в центре города, у самых дверей пятизвездного отеля. Передвигаться можно только на машине».

После девяти вечера жизнь в Пномпене замирает. Лишь иностранцы, непривычные к местному распорядку дня (отбой — в восемь вечера, подъем — на рассвете, в пять-шесть утра), наводняют столичные рестораны.

— Вон там, за соседним столиком, видите? Начальник полиции этого квартала. Смотрите, какую бутылку «бордо» заказал. Она здесь долларов сорок стоит. А это, между прочим, его официальная месячная зарплата. Откуда деньги, догадываетесь? — задает Жан-Франсуа риторический вопрос и делает большой глоток местного пива «Ангкор».

— Вы его знаете?

— Лично нет, хотя вилла у него по соседству с моей. Да и, откровенно говоря, не очень хочется знакомиться. Его хорошо знает Пум Сичан, моя горничная. Этот человек был «красным кхмером», допрашивал и пытал заключенных. Пум Сичан уверена, что и ее мужа он пытал. Мужа убили в декабре 1978-го, всего за месяц до прихода вьетнамцев. Но что простая горничная может сделать против полицейского босса, который держит под собой весь квартал? Вот сидит, «бордо» пьет и ничего не боится, амнистией пользуется. С тех пор, как попал сюда, не люблю я это слово — «амнистия».

«А зачем им цирк?»

Один из «памятников» советско-камбоджийской дружбы — недостроенный цирк в Пномпене. По форме он напоминает московский Новый цирк на проспекте Вернадского, только поменьше.

Начали строительство в восьмидесятые годы, хотели подарить «камбоджийским товарищам» к какой-нибудь очередной их годовщине. Но потом в СССР началась перестройка, а затем и сам Союз распался. При Ельцине «идеологические подарки» зарубежным странам Кремль делать перестал.

Строительство цирка законсервировали. Так и стоит он до сих пор в лесах. А рядом навеки застыл подъемный кран — уже безнадежно проржавевший.

«А почему камбоджийцы сами не завершили эту стройку? Ведь совсем чуть-чуть осталось», — спрашиваю россиянина, много лет живущего в Пномпене. «А зачем им цирк?» — вопросом на вопрос отвечает он.

Камбоджийский геноцид | USC Фонд Шоа

Краткая историческая справка

Красные кхмеры правили тоталитарным государством, в котором граждане не имели практически никаких прав — они отменили гражданские и политические права, частную собственность, деньги, религиозные обряды, языки меньшинств и иностранную одежду. Граждане могли быть задержаны за малейшие правонарушения, и правительство создало огромные тюрьмы, где людей держали, пытали и казнили.Самая печально известная из этих тюрем, известная как «С-21», находилась в столице Пномпене, куда привозили, фотографировали, пытали и убивали обвиняемых в «изменах» и их семьи. Из примерно 17 000 мужчин, женщин и детей, доставленных в S-21, выжило всего около дюжины. По всей стране были массовые захоронения, районы, которые стали известны как «поля смерти».

Красные кхмеры основывали свою политику на идее, что граждане Камбоджи были развращены внешним влиянием, особенно Вьетнамом и капиталистическим Западом.Красные кхмеры называли людей, которые поддерживали их видение, «чистыми людьми» и преследовали всех, кого они считали «нечистыми». За несколько дней после прихода к власти режим убил тысячи военнослужащих и насильственно выселил миллионы людей из городов, убивая всех, кто отказывался или медлил. Они заставляли граждан учиться в так называемых школах перевоспитания, которые, по сути, были местами государственной пропаганды. Режим заставлял семьи жить совместно с другими людьми, чтобы разрушить семейную структуру.Красные кхмеры преследовали этнические меньшинства, особенно китайцев, вьетнамцев и мусульманских чамов, около 80% из которых были убиты. Кроме того, убивали всех, кого считали интеллектуалами: мишенями становились врачи, юристы, учителя, даже люди, которые носили очки или знали иностранный язык. Особой мишенью были жители районов, близких к вьетнамской границе.

25 декабря 1978 года Вьетнам вторгся в Камбоджу. Вьетнамцы стремились отстранить красных кхмеров от власти.Сначала пережившие режим красных кхмеров считали вьетнамцев освободителями, но вскоре их стали рассматривать как оккупантов.

Последствия

вьетнамских военнослужащих находились в стране до 1989 года, при этом вооруженные столкновения между вьетнамцами и камбоджийцами продолжались на протяжении 1980-х годов. К власти пришло постполпотовское правительство с некоторыми демократическими чертами во главе с восстановленной монархией. Тем не менее красные кхмеры исчезли гораздо позже и продолжали занимать место Камбоджи в Организации Объединенных Наций в течение двенадцати лет.23 октября 1991 года при посредничестве Организации Объединенных Наций было заключено Всеобъемлющее мирное соглашение по Камбодже (обычно называемое «Парижскими мирными соглашениями»), положившее конец двенадцатилетней гражданской войне в Камбодже. Камбоджа временно находилась под управлением Национального совета и Транзитного управления Камбоджи Организации Объединенных Наций. В мае 1993 года состоялись первые свободные выборы более чем за двадцать лет. В январе 2001 года правительство Камбоджи учредило Трибунал красных кхмеров, чтобы судить лидеров красных кхмеров за преступления против человечности.Судебные процессы начались в 2009 году, но в результате были вынесены только три приговора, в том числе приговор Каингу Гуек Эаву, начальнику тюрьмы S21, который был приговорен к пожизненному заключению за преступления против человечности. Подавляющее большинство преступников не понесли никаких последствий за свои действия.

Камбоджа « Мир без геноцида

Камбоджа

Геноцид в Камбодже относится к попытке лидера партии красных кхмеров Пол Пота практически в одночасье национализировать и централизовать крестьянское фермерское общество Камбоджи в соответствии с китайской коммунистической сельскохозяйственной моделью.Это привело к гибели более 25% населения страны за три года, с 1975 года, когда красные кхмеры захватили власть, до их свержения вьетнамцами в 1979 году. [1]

Камбоджа, страна в Юго-Восточной Азии, размером примерно с Висконсин; его столица — Пномпень. [2] В годы, предшествовавшие геноциду, население Камбоджи составляло немногим более 7 миллионов человек, почти все из которых были буддистами. [3] Страна граничит с Таиландом, Лаосом и Вьетнамом.[4]

Деколонизация

Геноцид был вызван суровой атмосферой политических и социальных беспорядков, которая началась во время французской деколонизации Юго-Восточной Азии в начале 1950-х годов и продолжалась до конца 1980-х годов. [5]

Камбоджа получила независимость от Франции в 1953 году после почти 100 лет колониального господства. [6] Власть перешла к камбоджийскому принцу Сиануку. Во время его правления в соседнем Вьетнаме разразилась гражданская война между коммунистическим Северным Вьетнамом и южновьетнамской армией, которой помогали США.Камбоджа сохраняла нейтралитет, оказывая поддержку обеим сторонам, позволяя Вьетконгу использовать камбоджийские порты для доставки припасов, а также позволяя США тайно бомбить убежища Вьетконга в Камбодже. [7]

В 1970 году принц Сианук был свергнут в результате военного переворота, который возглавил его собственный камбоджийский генерал-лейтенант Лон Нол в ответ на неспокойный политический климат в Юго-Восточной Азии того времени. [8] Лон Нол был назначен президентом новой Кхмерской Республики, а принц Сианук и его последователи объединили свои силы с коммунистической партизанской организацией, известной как Красные кхмеры.[9] Вскоре после этого вспыхнула гражданская война. [10]

Восстание красных кхмеров

Партизанское движение «красных кхмеров» было основано в 1960 г. Лидер движения Пол Пот получил образование во Франции и был поклонником маоистского (китайского) коммунизма. [11] Пол Пот предвидел создание новой Камбоджи на основе маоистско-коммунистической модели с целью деконструкции Камбоджи до примитивного «нулевого года», когда все граждане будут участвовать в проектах сельских работ, а западные инновации будут уничтожены.[12] Пол Пот привнес китайскую тактику обучения и поддержку Вьетконга для своих войск и вскоре создал грозную военную силу. [13]

Пол Пот

В 1970 году красные кхмеры начали гражданскую войну с поддерживаемой США Кхмерской республикой, которой в то время командовал генерал-лейтенант Лон Нол. [14] Правительство Лон Нола заняло прозападную, антикоммунистическую позицию и потребовало вывода войск Северного Вьетнама и Вьетконга из Камбоджи. [15] Партизаны «красных кхмеров» свергли правительство Лон Нола в 1975 году, и через несколько дней после свержения правительства «красные кхмеры» начали миссию по восстановлению Камбоджи по коммунистической модели маоистского Китая.[16] Эта экстремистская политика привела к геноциду в Камбодже.

Для достижения «идеальной» коммунистической модели красные кхмеры считали, что все камбоджийцы должны работать в качестве рабочих в колхозах, и любой, кто выступает против этой системы, будет устранен. [17] В список тех, кого Красные кхмеры уничтожали, входили интеллектуалы, образованные люди, профессионалы, монахи, религиозные энтузиасты, буддисты, мусульмане, христиане, этнические китайцы, вьетнамцы, тайцы и камбоджийцы с китайским, вьетнамским или Тайское происхождение.[18] Красные кхмеры также часто казнили своих членов по подозрению в предательстве. [19]

Жертва красных кхмеров со своим ребенком

Под угрозой смерти камбоджийцы по всей стране были вынуждены покинуть свои дома и деревни. Больных, инвалидов, стариков и молодых, не способных выехать в колхозы и трудовые лагеря, убивали на месте. [20] Люди, отказывавшиеся уехать, были убиты вместе со всеми, кто выступал против нового режима. Людей из городов насильно эвакуировали в сельскую местность.Все политические и гражданские права граждан были упразднены. [21] Детей забирали у родителей и помещали в исправительно-трудовые лагеря. [22] Фабрики, школы, университеты, больницы и все другие частные учреждения были закрыты, а бывшие владельцы, работники и члены их расширенных семей были убиты. Религия была запрещена. Были убиты ведущие буддийские монахи и христианские миссионеры, сожжены храмы и церкви. [23] В то время как расистские настроения существовали внутри красных кхмеров, большая часть убийств была инспирирована экстремистской пропагандой воинствующей коммунистической трансформации.Людей часто расстреливали за то, что они говорили на иностранном языке, носили очки, улыбались или плакали. [24] Один кхмерский лозунг лучше всего иллюстрирует идеологию Пол Пота:  «Пощадить вас — не выгодно, уничтожить вас — не потеря». [25]

камбоджийцев, переживших чистки и марши, стали бесплатными чернорабочими, работавшими на минимальном пайке бесконечные часы. Они были вынуждены жить в общественных коммунах, похожих на военные казармы, с постоянным дефицитом продовольствия и свирепствующими болезнями. [26] Виртуальный рабский труд, голод, травмы и болезни привели к тому, что многие камбоджийцы стали неспособными выполнять физическую работу, и они были убиты красными кхмерами в качестве расходов для системы.[27] Эти условия геноцида продолжались в течение трех лет, пока Вьетнам не вторгся в Камбоджу в 1978 году и не сверг правительство красных кхмеров в 1979 году. По оценкам, погибло более 2 миллионов мирных жителей. [28]

Камбоджийцы продолжали страдать после падения красных кхмеров. Бесчисленное количество людей бежало в Таиланд. Многие умерли от голода или наступили на мины, которые солдаты красных кхмеров установили вдоль западной границы, чтобы не дать своим жертвам бежать. Те, кто добрался до Таиланда, принесли в лагеря малярию, брюшной тиф, холеру и множество других болезней.[29] По оценкам правозащитных групп, за год после падения красных кхмеров погибло 650 000 человек. [30]

После переворота принца Сианука в 1970 году Лон Нол отказался от нейтралитета принца, установив тесные связи с США и Южным Вьетнамом во время войны во Вьетнаме. Американские войска свободно вошли в Камбоджу, чтобы продолжить борьбу с Вьетконгом. [31] Вскоре Камбоджа превратилась в поле боя, где размещались американские войска, авиабазы, казармы и оружие. Целых 750 000 камбоджийцев были убиты в 1970-1974 годах американскими бомбардировщиками B-52, которые использовали напалм и кассетные бомбы с дротиками для уничтожения предполагаемых целей Вьетконга в Камбодже.[32] Тяжелые американские бомбардировки и сотрудничество Лон Нола с Америкой привели новых рекрутов в партизанское движение красных кхмеров Пол Пота.

Фото молодых бойцов красных кхмеров

Многие камбоджийцы разочаровались в западной демократии из-за огромных потерь камбоджийцев в результате вовлечения США Камбоджи в войну во Вьетнаме. Коммунизм Пол Пота принес Камбодже образы новой надежды, надежды и национального спокойствия. К 1975 году сила Пол Пота выросла до более чем 700 000 человек.[33] Через несколько дней после того, как красные кхмеры захватили Камбоджу в 1975 году, Пол Пот привел в действие свою экстремистскую политику коллективизации, государственной конфискации и контроля над всем имуществом, а также коллективного труда. [34]

Пока красные кхмеры набирали власть, правительство США мало интересовалось событиями, происходящими в Юго-Восточной Азии. Американское посольство интересовалось Камбоджей исключительно в связи с влиянием войны во Вьетнаме. Сотрудники посольства США в Пномпене не особенно интересовались ни режимом, ни жертвами.Генерал Уильям Уэстморленд, командующий войсками США во Вьетнаме, заявил: «Восточник не ставит за жизнь такую ​​же высокую цену, как житель Запада. Жизнь богата, жизнь на Востоке дешева». [35]

Когда в 1978 году вьетнамцы вторглись в страну, их впервые увидели как освободителей от геноцидного режима Пол Пота. [50] Однако, когда вьетнамцы взяли под свой контроль в 1979 году, Камбоджа уже была в руинах. Экономика потерпела крах при Пол Поте, и все специалисты, инженеры, техники и планировщики, которые потенциально могли реорганизовать Камбоджу, были убиты во время геноцида.[36] После того, как Камбоджа попала под контроль вьетнамских коммунистов, иностранная помощь со стороны какого-либо западного демократического государства была маловероятной. Вместо этого США и Великобритания предложили финансовую и военную поддержку силам красных кхмеров в изгнании, которые поклялись выступать против Вьетнама и коммунизма. Вьетнамцы, первоначально считавшиеся освободителями, вскоре стали рассматриваться как нежелательные оккупанты не только из-за их длительного десятилетнего пребывания в Камбодже, но и из-за сотен лет вражды между двумя странами.[50] Эта враждебная вьетнамская оккупация и постоянная угроза со стороны партизанских сил красных кхмеров оставили Камбоджу в неразвитых условиях до окончательного вывода Вьетнама в 1989 году. [37] В военных конфликтах 1978-1989 годов погибло еще 14 000 камбоджийских мирных жителей. [38] В 1991 году наконец было достигнуто мирное соглашение, и буддизм был восстановлен в качестве официальной религии. Первые демократические выборы в стране прошли в 1993 г. [39]

Черепа жертв красных кхмеров

25 июля 1983 г. «Комитет по исследованию геноцидного режима Пол Пота» опубликовал свой окончательный отчет, включающий подробные данные по провинциям.Более ранние данные показали, что при режиме Пол Пота погибло около 2 миллионов человек, но отчет 1983 года показал, что 3 314 768 человек, по оценкам, 25% населения, погибли во «время Пол Пота». [40] Это расхождение в оценках может быть связано с различиями в методах сбора данных, что приводит либо к занижению статистики в 2 миллиона, либо к завышению статистики в 3 миллиона. [41]

В начале 1990-х по всей Камбодже были обнаружены массовые захоронения. У них были сотни останков скелетов с мест казней красных кхмеров, известных как поля смерти.Выжившие страдали от высокого уровня посттравматического стрессового расстройства, но их травма часто оставалась недиагностированной и почти всегда не лечилась.

Привлечение преступников к ответственности оказалось сложной задачей. В 1994 году ООН призвала к трибуналу красных кхмеров; Были созданы Чрезвычайные палаты судов Камбоджи (ЧПСК), и в ноябре 2007 года наконец начались судебные процессы, которые продолжаются по сей день.

Многие подозреваемые преступники были убиты в ходе военной борьбы с Вьетнамом или устранены как внутренняя угроза самим Красным кхмерам.В 1997 году Пол Пот был арестован членами красных кхмеров; был устроен инсценированный суд, и Пол Пот был признан виновным. Он умер естественной смертью в 1998 году. Последние члены «красных кхмеров» были официально распущены в 1999 году. [42]

Открытие 10-го заседания Чрезвычайных палат судов Камбоджи Пленарное заседание

Трибунал ECCC подвергся критике за вынесение только трех обвинительных приговоров, несмотря на то, что он работал в течение одиннадцати лет и стоил 300 миллионов долларов. [43] Это отчасти связано с тем, что суд преследует только высших руководителей, наиболее ответственных за преступления.Кроме того, премьер-министр Хун Сен, бывший член красных кхмеров, выступил против дальнейших обвинений. Несколько правительственных чиновников являются бывшими членами красных кхмеров, и были предприняты значительные усилия для их защиты, включая отказ в доступе к свидетелям из-за их положения.

Каинг Гуек Эав, известный как «Товарищ Дуч», Нуон Чеа и Кхиеу Самфан — единственные виновные в геноциде, осужденные по состоянию на 2019 г. [44] Дуч был признан виновным в преступлениях против человечности и военных преступлениях и первоначально был осужден. до 35 лет лишения свободы, но приговор был отменен в 2011 году в пользу пожизненного заключения.[45] Нуон Чеа был признан виновным в преступлениях против человечности, военных преступлениях и геноциде и приговорен к пожизненному заключению. Чеа обжаловал приговор, но в 2016 году приговор был оставлен в силе. [46] Кхиеу Самфан был признан виновным в преступлениях против человечности, военных преступлениях и геноциде и приговорен к пожизненному заключению. Он обжаловал приговор, но и в 2016 году приговор был оставлен в силе.[47]

Сегодня основными отраслями промышленности Камбоджи являются ткани и туризм; количество иностранных посетителей Камбоджи превысило шесть миллионов в 2018 году.[48] ​​Тем не менее, коррупция остается серьезной проблемой в камбоджийской политике. Международная помощь из США и других стран часто присваивается бюрократами. Этот незаконный захват иностранной помощи в значительной степени усугубил широко распространенное неравенство в доходах, от которого сегодня страдает большинство граждан Камбоджи.

По данным Хьюман Райтс Вотч, за последние годы резко возросло количество нарушений прав человека. В 2017 году лидер оппозиционной партии Камбоджи был арестован, а партия распущена, в результате чего оппозиция не смогла участвовать в выборах 2018 года против Камбоджийской народной партии (НПК).[50] Таким образом, в 2018 г. НПК во главе с премьер-министром Хун Сеном получила все 125 мест в Национальной ассамблее Камбоджи, чтобы установить в государстве однопартийное правление. Еще до выборов 2018 года премьер-министр продолжал усиливать политическое преследование любой политической оппозиции, правозащитников, общественных деятелей и представителей интеллигенции. [49] Имели место произвольные аресты, внесудебные казни и отказ гражданам в праве на протест. Недавно были приняты новые законы и поправки к существующим законам, многие из которых жестко ограничивают свободу выражения мнений, ассоциаций и мирных собраний.[51]

От международного сообщества Китай продолжает вкладывать деньги в Камбоджу, чтобы укрепить свой союз со страной и получить доступ к ценным природным ресурсам. Япония также вкладывает большие суммы в виде инвестиций и помощи, чтобы конкурировать с Китаем за влияние. [52] С другой стороны, в 2019 году США приостановили помощь правительству Камбоджи и приняли «Акт о демократии в Камбодже», чтобы ввести санкции против конкретных камбоджийских должностных лиц, причастных к текущим нарушениям прав человека.[53] В феврале 2020 года Европейский Союз также частично приостановил свои торговые преференции в Камбодже из-за продолжающегося ухудшения прав. [54]

Правосудие за прошлые злодеяния в Камбодже, похоже, продвигается очень медленно. В настоящее время в ЧПСК открыто четыре активных дела, одно из которых находится в тупике. [55] Забегая вперед, можно сказать, что установление однопартийного правления привело к серьезным нарушениям прав человека, которые продолжают нарастать, несмотря на санкции со стороны ЕС и США, тем самым оставляя неопределенным будущее прав человека в Камбодже.

 

Обновлено: Мир без геноцида, апрель 2020 г. 


Цитаты:

[1] https://www.aljazeera.com/indepth/features/2012/02/20122314155454169.html

[2] https://earth.stanford.edu/news/scars-past-students-explore-agriculture-and-human-conflict-cambodia

[3] https://tolerance.tavaana.org/en/content/cambodia

[4] Там же.

[5] Там же.

[6] Там же.

[7] https://сайты.tufts.edu/atrocityendings/2015/08/07/Камбоджа-США-бомбардировка-гражданская война-красные кхмеры/

[8] https://www.upi.com/Archives/1985/11/18/Lon-Nol-seized-control-of-Cambodia-in-a-1970/9748501138000/

[9] Таванна, op.cit

[10] Кирнан, бен. 2008. режим Пол Пота: раса, власть и геноцид в Камбодже при красных кхмерах, 1975-79 , 2 nd ed. Нью-Хейвен, Коннектикут: издательство Йельского университета.

[11] Там же.

[12] Там же.

[13] http://www.superteachertools.us/jeopardyx/answerkey.php?game=935316

[14] https://www.history.com/this-day-in-history/lon-nol-ousts-prince-sihanouk

[15] https://www.globalsecurity.org/military/world/cambodia/history-lon-nol.htm

[16] Танванна, соч. цит.

[17] Там же.

[18] https://medium.com/@BWHopen/never-again-the-cambodian-genocide-2d9d17a2b7d4

[19] Там же.

[20] Таванна, соч. цит.

[21] Там же.

[22] http://www.edwebproject.org/sideshow/khmeryears/camps.html

[23] Там же.

[24] Там же.

[25] http://www.ppu.org.uk/genocide/g_cambodia1.html

[26] Там же.

[27] Там же.

[28] Там же.

[29] Там же.

[30] Там же.

[31] https://www.britannica.com/biography/Lon-Nol

[32] Таванна, соч. цит.

[33] Там же.

[34] Там же.

[35] https://www.nytimes.com/2013/10/10/opinion/for-america-life-was-cheap-in-vietnam.HTML

[36] https://www.history.com/topics/cold-war/pol-pot

[37] Ппу, оп. цит.

[38] https://www.justice.gov/sites/default/files/pages/attachments/2015/11/04/armed-conflict-report_cambodia.pdf

[39] Ппу, оп. цит.

[40] https://www.phnompenhpost.com/national/33-million-kr-dead-and-still-counting-researcher

[41] Дианда, Бас. 2019. « Политические пути к голоду: почему голод убивает?»

[42] http://www.bbc.co.uk/history/historic_figures/pot_pol.shtml

[43] http://www.atimes.com/article/genocidal-justice-finally-served-in-cambodia/

[44] http://time.com/6997/cambodias-khmer-rouge-trials-are-a-shocking-failure/

[45]https://scholarcommons.usf.edu/cgi/viewcontent.cgi?referer=https://www.google.com/&httpsredir=1&article=1024&context=gsp

[46] Там же.

[47] Там же.

[48] https://opendevelopmentcambodia.net/topics/industries/

[49] https://www.hrw.org/world-report/2017/country-chapters/камбоджа

[50] https://www.bbc.com/news/world-asia-23257699

[51] https://www.hrw.org/world-report/2020/country-chapters/cambodia

[52] Там же.

[53] https://www.congress.gov/bill/116th-congress/house-bill/526

[54] https://www.hrw.org/news/2020/02/13/cambodia-eu-partially-suspends-trade-preferences

[55] https://www.eccc.gov.kh/en/node/39457

 

Камбоджа 1975–1979 — Мемориальный музей Холокоста США

«Удерживать тебя — не выгода; потерять тебя — это не потеря.

С 17 апреля 1975 года по 7 января 1979 года красные кхмеры совершили одно из величайших преступлений 20 века. Почти два миллиона человек погибли под властью фанатичного коммунистического движения, которое навязало Камбодже безжалостную программу принудительного труда, контроля над мыслями и массовых казней. Предполагаемая цель состояла в том, чтобы превратить страну Юго-Восточной Азии в бесклассовую аграрную утопию. Результатом стало массовое уничтожение древнего общества и ужасающий новый термин, с которым мир столкнулся: «поля смерти».

Красные кхмеры начали свое правление с убийства сдавшихся чиновников бывшего правительства и жестокого опустошения столицы и других городов. Одетые в черное солдаты увели миллионы людей в сельскую местность и заставили их работать в качестве рабов, копая каналы и ухаживая за посевами. Религия, популярная культура и все формы самовыражения были запрещены. Семьи были разделены, а детей загнали в мобильные трудовые бригады.
 
Любому, кто оспаривал новый порядок, грозили пытки и смерть от удара по голове.Особому преследованию подверглись этнические меньшинства. Даже члены красных кхмеров не были в безопасности. Движение убило тысячи своих, подозреваемых в предательстве и шпионаже в пользу иностранных держав. Со временем вопиющее неумелое управление экономикой привело к нехватке еды и лекарств, и бесчисленное количество камбоджийцев умерло от болезней и голода.
 
Вторжение соседнего Вьетнама окончательно свергло режим. Но началась новая гражданская война, и прошло почти три десятилетия, прежде чем лидеры красных кхмеров предстали перед судом.В 2006 году Организация Объединенных Наций и правительство Камбоджи учредили совместный трибунал, известный как Чрезвычайные палаты судов Камбоджи (ЧПСК). К настоящему времени он признал виновными трех подсудимых и приговорил их к длительным срокам тюремного заключения.

Суд функционирует не только для вынесения приговоров, но и для того, чтобы попытаться дать некоторую меру мира и решимости жертвам и камбоджийскому обществу в целом. Его заседания открыты для публики; потерпевшие могут зарегистрироваться в качестве «гражданских лиц», чтобы допрашивать обвиняемых во время судебных заседаний и добиваться различных видов возмещения ущерба.

Суд подвергся критике за высокую стоимость операции и малое количество обвинительных заключений. Но какими бы ни были его недостатки, он отражает укрепляющийся глобальный консенсус в отношении того, что, независимо от того, сколько времени прошло, виновные в самых страшных преступлениях современной эпохи должны быть привлечены к ответственности в рамках, которые помогают выжившим восстановить свою жизнь.

Музей выражает благодарность Министерству культуры и изящных искусств Королевства Камбоджа; Центр документации Камбоджи; и Чрезвычайные палаты судов Камбоджи за их поддержку и материалы, использованные в истории этого дела.

Последний раз эта страница обновлялась в апреле 2018 года.

Геноцид в Камбодже | Университетские библиотеки

Чтобы узнать больше о геноциде в Камбодже, посмотрите видео выше. Вы также можете найти более подробный сводный документ на веб-сайте THGC здесь .

Интервью

Альберт Ченг — Ричардсон, Техас

После вынужденной эвакуации из Пномпеня Альберт Ченг пережил допрос, прежде чем сбежать в джунгли, где он провел большую часть своего детства. Позже снова пойманный, он пережил годы принудительного труда и перевоспитания, прежде чем бежать в лагерь беженцев в Таиланде. Он был переселен в Соединенные Штаты в Хьюстон в 1980 году, но вскоре переехал, чтобы стать частью камбоджийской общины в Далласе.В 1997 году он совершил свою первую обратную поездку в Камбоджу, чтобы воссоединиться со своим братом. Он имел смысл возвращаться к работе в медицинской клинике и другим гуманитарным мероприятиям.

Исследуйте показания Альберта с помощью OHMS


Саванн Круоч — Хьюстон, Техас

Сын фермера, выращивающего рис, Саванн Круоч участвовал в массовой эвакуации из Пномпеня, где он учился в колледже. Он пережил четыре года принудительных работ при красных кхмерах до вторжения вьетнамцев в Камбоджу.Проведя время в нескольких лагерях беженцев, Круоч смог переселиться в Соединенные Штаты. Более двадцати пяти лет он был пастором Первой камбоджийской баптистской церкви в Алдине, штат Техас, и совершил несколько миссионерских поездок на родину, в Камбоджу.

Исследуйте свидетельство Саванна с помощью OHMS


Сичан Сив — Сан-Антонио, Техас

Сичан Сив подвергся ужасающему насилию со стороны красных кхмеров, когда они захватили его родную страну Камбоджу в 1975 году.После травмы, жестокого обращения и принудительного труда он сбежал в Таиланд, а затем в США в 1976 году. Несмотря на недавнюю потерю семьи, Сив решил поступить в колумбийский университет. С тех пор он занимал различные должности в частном секторе, писал книги и работал послом США в Организации Объединенных Наций.

Исследуйте показания Сичан с помощью OHMS


Пол Тай — Рокволл, Техас

Пол Тай, один из семи сыновей в семье среднего класса, провел свою молодость в Пномпене, его отец работал ресторатором.Тайцы несколько раз переезжали во время гражданской войны в Камбодже, чтобы избежать конфликта, прежде чем они были разделены и рассеяны с приходом к власти красных кхмеров. После нескольких лет в трудовых лагерях тайцы воссоединились только для того, чтобы столкнуться с дополнительными трудностями при попытке бежать из своей страны. В настоящее время лейтенант Пол Тай служит в полиции города Даллас, обеспечивая более безопасное и справедливое сообщество для своего нового дома в Техасе.

Исследуйте показания Пола с помощью OHMS

Фонд памяти жертв Холокоста | Геноцид в Камбодже

Трудно назвать точные данные о том, сколько людей погибло во время Геноцида в Камбодже.Люди умирали от голода, болезней и истощения. Тысячи были казнены. Оценки числа убитых колеблются от одного до трех миллионов.

После захвата власти и создания «Нулевого года» красные кхмеры приказали опустошить все города. Никого не простили. Больных, инвалидов, старых и малолетних выгоняли вне зависимости от их физического состояния. Люди, которые отказывались уйти, те, кто не уходил достаточно быстро, и те, кто не подчинялся приказам, были убиты.

Подавляющее большинство тех, кто был вынужден уехать в сельскую местность, были вынуждены работать в качестве сельскохозяйственных рабов в федерации колхозов. Теперь они известны как «Поля смерти», потому что там погибло или было убито очень много рабочих. Рабочий день был длинным, а продовольственный паек скудным.

Юристы, врачи, учителя, инженеры, ученые и квалифицированные специалисты в любой области были убиты вместе с членами их больших семей. Жертвы красных кхмеров могли быть расстреляны за знание иностранного языка, ношение очков, смех, плач или выражение любви к другому человеку.

Этнические меньшинства стали жертвами красных кхмеров. Этнические китайцы, вьетнамцы и тайцы стали объектами расизма, поощряемого Пол Потом. Были разысканы верующие, и половина мусульманского населения чамов была убита вместе с 8000 христианами. К 1977 году в Камбодже практически не осталось действующих буддийских монастырей.

Эта бывшая средняя школа в Пномпене стала «S-21», мозговым центром тайной полиции красных кхмеров; сегодня это музей геноцида Туол Сленг.© Бен Кирнан

Убийство в Камбодже развито в промышленных масштабах. В центре этих убийств находился концлагерь Туол Сленг, также известный как S-21. Здание, ранее бывшее средней школой, было преобразовано в центр красных кхмеров для допросов, пыток и убийств. S-21 контролировалось специальным отделением Красных кхмеров — Сантебал , а командиром был Каинг Гуек Эав. Тысячи мужчин, женщин и детей прошли через S-21, и были сделаны тщательные записи и фотографии допросов, пыток и казней.

По оценкам, около 20 000 мужчин, женщин и детей были заключены в тюрьму S-21 в годы геноцида. Заключенные в S-21 были в основном действующими или бывшими членами или должностными лицами партии красных кхмеров и их семьями, которых обвиняли в предательстве партии. Иностранцы, которые не были депортированы до 1975 года, считались угрозой, и среди тех, кто содержался или проходил через тюрьму, были четыре американца, три француза, два австралийца, британец и новозеландец.

Большинство заключенных С-21 содержались под стражей от двух до трех месяцев.В течение первых нескольких дней после их прибытия заключенных допрашивали. Пытки применялись, чтобы заставить заключенных признаться во всем, что пожелают их похитители. Признания были написаны, и большинство из них состояло из тысяч слов, с подробным описанием того, когда заключенный стал членом партии, признанием в преступлении, в котором его обвиняли, а также списком всех «предателей», известных заключенному — их друзей, семьи или знакомые. , многих из названных также доставили в С-21 для допроса.

Призрак красных кхмеров над Камбоджей

После 27 лет международной амнезии по поводу привлечения красных кхмеров к ответственности и после шести лет интенсивных переговоров между Организацией Объединенных Наций и правительством Камбоджи трибунал по делам красных кхмеров, официально известный как Чрезвычайные палаты судов Камбоджи (ECCC ), был создан в 2006 году. Трибунал является национальным судом при содействии ООН, с международным участием прокуроров и судей.

4 февраля 2008 года заместитель Красных кхмеров Нуон Чеа, которому сейчас 81 год, впервые предстал перед судом. Он содержится в помещении трибунала красных кхмеров за пределами Пномпеня вместе с четырьмя другими высокопоставленными руководителями, включая бывшего министра иностранных дел Иенг Сари, а затем главу государства Кхиеу Самфана. Для многих жертв режима красных кхмеров появление Нуон Чеа в суде, хотя и отсроченное на 29 лет, имело большое значение — лучшее доказательство того, что справедливость, в которой так долго отказывали, наконец восторжествует.Все надеялись, что призрак красных кхмеров, преследовавший Камбоджу с 1960-х годов, наконец исчезнет. Однако многие из них и представители международного сообщества до сих пор недоумевают, почему трибунал так долго не мог начать разбирательство.

Чтобы понять эту тайну, мы должны вернуться в историю. Красные кхмеры зародились как небольшое коммунистическое восстание против нейтралистского правительства принца Нородома Сианука в период холодной войны и переросли в террористический режим во время своего правления с апреля 1975 года по январь 1979 года.Это привело к гибели примерно 1,7 миллиона камбоджийцев в результате казни, истощения и голода. Массированные бомбардировки восточной Камбоджи Соединенными Штатами (1969-1973 гг.) и свержение Сианука проамериканским правым генералом в марте 1970 г. радикализировали сельскую молодежь, превратив многих из них в орудие режима. Разъяренный принц обнял Пол Пота, лидера красных кхмеров в Пекине, тем самым открыв шлюзы китайского оружия для красных кхмеров и способствуя их стремительному подъему.

7 января 1979 года вьетнамская армия вместе с небольшой группой камбоджийских повстанцев свергла режим геноцида, положив конец 3 ½ годичного кошмара камбоджийского народа. Внезапно обнародовались невыразимые зверства красных кхмеров, которые вызвали возмущение во всем мире. Журналисты и представители гражданского общества повсюду озвучивали требования справедливости. Однако освобождение страны от этих ужасов не положило конец страданиям народа.Вместо этого международный протест против красных кхмеров в коридорах Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке был приглушен дипломатическими маневрами. Невероятно, но махинации крупных держав предоставили оспариваемое место Камбоджи в Организации Объединенных Наций режиму Пол Пота, ныне находящемуся в изгнании на тайской границе, а не Народной Республике Кампучия (НРК), которая позже фактически получила контроль над страной. Эта пародия продолжалась до 1991 года, спустя много времени после смены режима в Пномпене. ФРК была политически и экономически изолирована, хотя бывший Советский Союз и его союзники, включая ряд неприсоединившихся стран, в частности Индию, продолжали поддерживать и признавать ее, но не получили голосов в Генеральной Ассамблее.

Чтобы сделать резолюцию ООН более приемлемой для всего мира, красные кхмеры объединились с FUNCINPEC, политической партией роялистов, и Народным фронтом национального освобождения кхмеров (KPNLF), проамериканской фракцией, в Коалиционное правительство Демократической Кампучии. Флаг красных кхмеров продолжал развеваться над горизонтом Нью-Йорка на протяжении 1980-х годов. Камбоджийский народ, с которым не посоветовались по поводу этого крайнего оскорбления, был озадачен и требовал справедливости. В Пномпене правительство КНР заочно судило Пол Пота и Иенг Сари, но эти процессы были проигнорированы международным сообществом.Тупик продолжался до подписания Парижских мирных соглашений 23 октября 1991 года, в соответствии с которыми была создана Временная администрация Организации Объединенных Наций в Камбодже (ЮНТАК) для выполнения соглашений. Однако из-за странных решений ООН в 1980-е годы Мирные соглашения и ЮНТАК уже на начальном этапе пострадали от противоречивых мандатов, преувеличенных надежд и неопытности ООН. Главный недостаток, на который настаивали США и Китай в Совете Безопасности, заключался в том, что фракция красных кхмеров должна была играть законную роль в процессе ЮНТАК! Следовательно, ободренные красные кхмеры отказались быть разоруженными ЮНТАК, что привело к полному провалу демобилизации и эскалации проблем с безопасностью во время и после мандата ЮНТАК.Робкое отношение к режиму позволяло ему нарушать положения Мирных соглашений, в том числе отказываться пропускать ЮНТАК на свою территорию и брать в заложники его персонал.

Красные кхмеры также отказались участвовать в выборах, что вызывало сожаление у высокопоставленных чиновников ЮНТАК, но на самом деле их следует рассматривать как скрытое благословение. Разрешить лидерам «красных кхмеров» участвовать в выборах и занимать посты в правительстве в качестве «всеобъемлющего решения» было бы величайшим оскорблением для камбоджийского народа.

Никто не мог отрицать, что Парижские соглашения были лучшим достижением того времени для выхода из затянувшегося тупика в Камбодже. В конце концов, это позволило бы великим державам выпутаться из бесконечной войны чужими руками. Хотя это может быть правдой, можно в равной степени утверждать, что если бы в 1979 году была принята поправка к резолюции ООН, предложенная Индией, призывающая к тому, чтобы место Камбоджи оставалось вакантным, дилемма, скорее всего, разрешилась бы раньше и с меньшим перекосом. положения. Индия указала, что поправка будет соответствовать решениям саммита неприсоединившихся стран в Гаване, Куба, которые, как обычно, были проигнорированы.

Основными успехами ЮНТАК стали проведение выборов, в которых приняли участие 90 процентов имеющих право голоса избирателей, и возвращение 370 000 беженцев из таиландских приграничных лагерей. Однако, когда ЮНТАК покинул Камбоджу, красные кхмеры прочно обосновались в своих редутах в джунглях, полностью вооружены и заняли больше территорий, чем когда прибыл ЮНТАК. Он пообещал свергнуть новое и непростое коалиционное правительство во главе с принцем Ранаридом и Хун Сеном и вскоре начал атаки.

Крупный прорыв произошел в 1996 году, когда Иенг Сари дезертировал с большей частью сил в район Пайлин.Оставшиеся силы красных кхмеров, дислоцированные в районе Сн Лонг Венг, продолжали сопротивляться королевскому правительству. Наконец, в 2003 году, со смертью Пол Пота и капитуляцией оставшихся лидеров, движение красных кхмеров было окончательно распущено. Хотя его приход к власти и значение во многом были результатом иностранного вмешательства, окончательный крах режима был в основном осуществлен самими камбоджийцами.

В течение всего этого бурного периода никто, естественно, не думал о привлечении преступников красных кхмеров к суду.Однако в июне 1997 года премьер-министры Ранарид и Хун Сен обратились к Организации Объединенных Наций за помощью в привлечении их к суду. Последовавшие за этим переговоры были отмечены расхождением в толковании понятия справедливости и настойчивым требованием Камбоджи о том, что судебные процессы будут принадлежать ей. Надеемся, что судебные процессы в ECCC, хотя и несовершенные, навсегда похоронят призрак красных кхмеров, тем самым положив конец темной главе в истории Камбоджи. Это также позволит правительству и его народу продолжать борьбу с нищетой, болезнями, несправедливостью и невежеством.

Резня красных кхмеров в Камбодже признана геноцидом

ПНОМПЕНЬ, Камбоджа — Многие пехотинцы красных кхмеров остаются в отдаленных уголках Камбоджи, каждый ведет хронику полных ужасов лет, в которые Пол Пот и его последователи-коммунисты превратили страну в смертельную лабораторию аграрного тоталитаризма.

Меа Хрун, бывший телохранитель красных кхмеров, живет в заросших джунглями холмах северной Камбоджи, в Анлонг Венг. Он прозаично говорит о весе бойни.«Я думаю, что один миллион человек был убит», — сказал он. — Не говори три миллиона.

В пятницу утром — спустя четыре десятилетия после того, как не менее 1,7 миллиона человек, пятая часть населения Камбоджи, были убиты казнями, переутомлением, болезнями и голодом — международный трибунал впервые объявил, что красные кхмеры совершили геноцид против мусульманское меньшинство чам и вьетнамцы.

Комиссия также вынесла обвинительные приговоры двум наиболее высокопоставленным оставшимся в живых членам режима, Нуон Чеа и Кхиеу Самфан, которым сейчас 92 и 87 лет соответственно.

Г-н Нуон Чеа был признан виновным в геноциде как против чамов, так и вьетнамцев, а г-н Кхиеу Самфан — только против вьетнамцев. Пара была признана виновной в различных преступлениях против человечности и серьезных нарушениях Женевских конвенций. И они были приговорены к пожизненному заключению, тому же приговору, который они получили на предыдущем судебном процессе.

Сухим юридическим языком, не скрывающим жестокой классовой борьбы, которую вели красные кхмеры, приговор повторял отдельные слова: убийство, истребление, порабощение, тюремное заключение, пытки, преследование по политическим мотивам и другие бесчеловечные действия против человеческого достоинства.

Были перечислены подробные случаи принудительного труда, такие как строительство плотин и дамб под угрозой смерти, а также формы пыток, начиная от удушения полиэтиленовыми пакетами и заканчивая удалением ногтей на ногах и руках.

Мусульман заставляли есть свинину. Государственных служащих казнили на электрическом стуле с телефонными кабелями.

Когда был зачитан длинный приговор, г-н Нуон Чеа, его глаза были защищены огромными темными очками, а губы сжались в рот без зубов, попросил разрешения слушать судебное разбирательство в камере предварительного заключения, а не в стекле. — закрытый зал суда.

Некоторым этот вердикт показался примечанием на полях к кровопролитной истории, которая сделала Камбоджу синонимом мании геноцида.

«Это может быть закончено», — сказала 52-летняя Иам Йен, которая дала показания трибуналу о годах, проведенных в заключении в детском лагере при красных кхмерах. — Но мне никогда не будет покоя.

Тем не менее, вердикт о геноциде в Камбодже, независимо от того, насколько он отложен или ограничен по масштабу, имеет последствия для будущих судебных преследований за преступления против человечности, как, например, в случае Судана или Мьянмы.

«Мы должны показать миру, что даже если это займет много времени, мы можем восстановить справедливость», — сказал Ли Сок Кхеанг, директор Центра мира Анлонг Венг и исследователь в области мира и примирения.

На протяжении более десяти лет поддерживаемый Организацией Объединенных Наций трибунал, именуемый Чрезвычайной палатой в судах Камбоджи, просматривал сотни тысяч страниц документов, вызывал сотни свидетелей и в мельчайших подробностях заслушивал, как красные кхмеры управляли его поля смерти.

Все усилия обошлись более чем в 300 миллионов долларов.

Тем не менее, суд признал виновными в преступлениях против человечности только трех высокопоставленных лидеров красных кхмеров: г-на Нуона Чеа, г-на Кхиеу Самфана и Каинг Гуек Эав, более известного как Дач, который командовал лагерем для военнопленных, где по меньшей мере 12 000 человек были подвергнуты пыткам и приказали им умереть.

Только пятеро лидеров красных кхмеров арестованы и преданы суду. Но пока судебные заседания затягивались, двое других пожилых подсудимых скончались.

Вынесенным в пятницу решением премьер-министр Камбоджи Хун Сен ясно дал понять, что он предпочел бы, чтобы трибунал прекратил свою громкую работу. Но другие хотели бы, чтобы судебные процессы распространились на многих чиновников более низкого ранга, которые, как считается, совершили одни из самых ужасных преступлений красных кхмеров.

Г-н Хун Сен, бывший член Красных кхмеров, правивший Камбоджей более трех десятилетий, в первую очередь выступал против создания трибунала. Вместо того, чтобы помещать г-на Кхиеу Самфана и г-наНуон Чеа на суде, сказал он в 1998 году, их следует встречать «букетами цветов, а не тюрьмами и наручниками».

«Этот процесс часто был позором и фарсом», — сказал Софал Эр, профессор дипломатии и международных отношений в Западном колледже в Лос-Анджелесе, чья семья бежала от красных кхмеров. «Смысл в том, что вас можно привлечь к ответственности, если вы проживете достаточно долго».

Г-н Кхиеу Самфан, глава государства в течение большей части периода правления красных кхмеров, и г-н Нуон Чеа, адъютант Пол Пота и главный политический стратег, были арестованы в 2007 г. после того, как в течение многих лет свободно жили в стране. север.

Когда в 2014 году на предыдущем судебном процессе за другие преступления против человечности они были приговорены к пожизненному заключению, оба мужчины отрицали ответственность за жестокость режима, хотя и были одними из его высших руководителей.

«Вы действительно думаете, что я хотел, чтобы это случилось с моим народом?» Г-н Кхиеу Самфан спросил после приговора четыре года назад. «Реальность заключалась в том, что у меня не было никакой силы».

Кхиеу Удом, его сын, управляющий заправочной станцией в Анлонгвенге, отверг обвинения против своего отца.«Мой отец стал мишенью, поэтому они могут делать с ним все, что захотят», — сказал он.

Невестка г-на Кхиеу Самфана, Бун Ратана, назвала его «хорошим человеком, который никогда не побьет собаку или кошку».

Рядом сидел ее 6-летний сын, сгорбившись над блокнотом, и писал по-английски слово «учитель». И слово, и язык, на котором оно было написано, могли обречь его на гибель, когда его дед был главой государства Кампучия, как Камбоджа была известна в эпоху красных кхмеров.

Пятничное осуждение за геноцид произошло спустя более 40 лет после того, как красные кхмеры установили свой режим террора в Камбодже.В 1975 году Пол Пот и его коммунистические силы вошли в Пномпень, столицу Камбоджи, и объявили ее «нулевым годом».

Целью было бесклассовое аграрное общество. Людей казнили за малейшее преступление: ношение очков, говорение по-французски или любовь к балету.

Многие из самых ярых идеологов красных кхмеров получили образование за границей. Г-н Кхиеу Самфан изучал политологию в Сорбонне, а г-н Нуон Чеа учился в колледже в Таиланде. Однако поддержка, которую они заручились, исходила от молодой сельской базы Камбоджи, которая пострадала от многолетней гражданской войны и американских бомбардировок, когда война во Вьетнаме перекинулась через границу.

Сегодня Камбоджа снова молодая страна. Большая часть населения родилась спустя много времени после того, как красные кхмеры были отстранены от власти вторгшимися вьетнамцами в 1979 году. Даже если многие семьи потеряли родственников во время подъема и падения красных кхмеров, национальный самоанализ практически не происходил.

Г-н Хун Сен заставил СМИ замолчать, бросил лидеров оппозиции в тюрьму и предупредил, что демократия в западном стиле может быть заговором с целью подорвать автономию Камбоджи. Суды над красными кхмерами не являются его приоритетом.

63-летний Юн Бин сказал, что его отвезли на одно из полей смерти красных кхмеров, зарубили топором и бросили в колодец вместе с другими. По его словам, чтобы никто не выжил, солдаты бросили в колодец гранаты. Выжил только г-н Юн Бин. Чтобы почтить память погибших в колодце, он добавил свое имя в качестве гражданского участника судебных процессов над красными кхмерами.

«Я не хочу, чтобы люди забыли, что произошло», — сказал он. «Сегодня люди заботятся о бизнесе и деньгах, и они хотят смотреть вперед».

Даже в Анлонгвенге, который долгие годы оставался оплотом красных кхмеров, пока ультракоммунисты создавали вотчину у границы с Таиландом, наступил кричащий капитализм.

Ветхая могила Пол Пота, умершего в 1998 году, принимает лишь несколько посетителей в день. Но через дорогу от места захоронения огромное казино с фонтанами и скульптурами привлекает тайских и местных клиентов, даже если азартные игры запрещены для камбоджийцев.

Наиболее постоянными посетителями могилы Пол Пота являются сотрудники казино, которые приходят, чтобы сжечь фальшивые деньги, чтобы обеспечить дальнейшую удачу игорному залу, сказал смотритель могилы.

Многие бывшие красные кхмеры в Анлонгвенге заявили, что понятия не имели о неизбежности приговора о геноциде в Пномпене.По их словам, невозможно разделить население Камбоджи на бинарные «хорошие» и «плохие половины».

«Мы все жертвы», — сказал Панх Сам Онн, который скрыл свое прошлое учителя, чтобы избежать преследований со стороны красных кхмеров. Вскоре он был призван в Красные кхмеры и прошел путь от пехотинца до начальника округа.

Г-н Панх Сам Онн признал эксцессы, имевшие место под его наблюдением: принудительный труд, разлучение детей с их семьями, голод, который можно было бы предотвратить с помощью разумной сельскохозяйственной политики.

Судебные процессы над красными кхмерами в специально построенном здании суда на окраине Пномпеня были хорошей идеей, сказал он, потому что нужна справедливость.

Но, сидя на своей веранде в деревне, полной бывших красных кхмеров в Анлонгвенге, г-н Панх Сам Онн отмахнулся от мысли, что за этим последуют новые судебные преследования.